Семинар 14 февраля 2012 г.

Семинар от 14 февраля 2012 года. Продолжение темы «Интеллект».

Теоретическая часть:
- Три «барабана» – «прошлое», «настоящее» и «будущее».
- Условное разграничение «барабанов» по уровню информации (иерархичности).
- Правильно заданный вопрос уже содержит в себе ответ.

Практическая часть – рассмотрение текущих событий с позиции КОБ через призму ДОТУ.
1. Новая работа ВП «О митингах, начавшихся 10 декабря 2011» , «Домашние негры», «Кто такой В.Рыжков» (во вводной части).
2. О новой статье Путина «Строительство справедливости, социальная политика для России».

 

Стенограмма:

Пякин Валерий Викторович: Посмотрел совместную пресс-конференцию Жириновского с Зюгановым по «Вести 24». Понимаете, какая ситуация: сидят два человека, врут и не краснеют. И везде-то им Путин палки в колеса вставляет, и все-то он им мешает, и все-то он зажимает. Представьте себе, на государственном канале в прямом эфире [дают] время, и выступай сколько хочешь, говори что хочешь. [Но] всё им свободы слова не хватает, все им Путин зажимает. Так ты говори то, что срезонирует, на что к тебе люди пойдут.

Так что делает Зюганов, например? Врёт. Он говорит: «На Поклонной было сорок тысяч человек. Людей привезли силой, заставили туда прийти». Но, Геннадий Андреевич, ты врёшь в информационный век. Достаточно зайти в Интернет, посмотреть, сколько [вышло людей]. Фотографии панорамные сделаны, вот оно всё.

Есть старая методика расчётов: прикидывается площадь, определяется плотность стоящих людей, учитывая, что больше, чем три человека, на квадратный метр не вносится, есть определённый коэффициент – всё, можно рассчитать. Есть другая программа: сейчас компьютеры делают что хочешь, по головам посчитают.

И вот в это время, когда там конкретно [видно, что на митинг пришло] не менее 135 тысяч, он утверждает, что там было 40 тысяч, причём всех силой завезли. Мы уже рассматривали это враньё, что силой завезли. Аж 26 автобусов насчитали: мы взяли по верхам, получили максимум [того], что они могут привезти, [затем] увеличили до сорока [число] этих автобусов (помните, да?), [взяли] автобусы вместо «Газелей», поставили по шестьдесят человек… Они же «Газели» считали. Двадцать шесть [«Газелей»] – «огромное» количество для Москвы. Мы все [автобусы] сделали шестидесятиместными, получили 2,5 тысячи [человек]. Ну какое это «всех силой завезли»? Это так же, как у нас: людей свезли… я реально разговаривал с людьми, которых привозили. Спрашиваю: «Заставляли?» «Нет, предложили». «Почему [согласился поехать]?» «Самому интересно было, сам хотел поучаствовать. Сказали – “вот автобус есть, поедете?”. [Ответил, что] поеду. Но от организации была разнарядка – пять человек. А вызвалось поехать семь человек. Двум не получилось». Есть, всё есть. И заставляли. Но заставляют для чего? Чтобы озлобить человека. 

[Если] Геннадий Андреевич хочет, чтобы [за ним] люди шли, [то] не надо врать людям. Нужно соотноситься.

Ведь я в этом отношении полностью согласен с Кургиняном: Зюганов – самая адекватная фигура в КПРФ. Потому что, по сравнению с тем, что из себя представляют Рашкин, Кашин или там Мельников (это вообще «оранжевый» отстой), Зюганов – самый оптимальный. С нашей точки зрения, на этих выборах Геннадий Андреевич, как кандидат, не должен существенным образом проиграть Владимиру Владимировичу Путину. Владимир Владимирович Путин должен выиграть. В этом спасение России. Это объективный факт, о котором мы говорим постоянно, постоянно и постоянно. И фактов, которые доказывают это, море. Но почему Геннадий Андреевич не должен сильно проиграть. Потому что он представляет партию, которая хотя бы на словах, но говорит о коммунистической идее и о справедливости. Сейчас Путин, после того, как он отошёл от «Единой России», остаётся фактически без политического инструмента. Геннадий Андреевич, флаг вам в руки, вперёд! Так нет же, участвует в различных антироссийских манифестациях. 

Маленький такой пример. У работников посольств (различных) есть практика встречаться с политическими партиями в регионах. Есть. Я работал в ЛДПР, сам встречался: и с англичанами встречался, и с американцами встречался. И мы не делаем секрета из того, зачем встречаемся, что обсуждаем. Им нужно снимать эту информацию, они работают в дипломатических рамках. Мы, естественно, не передаём им никакой информации. Мы говорим о том, как мы видим ситуацию в стране, в международных отношениях. Мы не говорим ничего того, что не напечатано, не оглашено. Но это личный контакт. То есть им нужна конкретная «квитанция»: такой-то человек сказал то-то и то-то.

Что происходит? Двадцать пятого числа Пономарёв (тот, который бегал в американское посольство, потом вышел и первый с остервенением заверещал: «Вы сурковская пропаганда!»)…

Аудитория: Илья?

Пякин Валерий Викторович: Я сейчас не помню. По-моему, да. Проводит секретное совещание с «оранжистами» в Новосибирске (он же от Новосибирска депутат). Двадцать пятого [января] тоже секретное совещание с руководством областной организации КПРФ проводит второй секретарь посольства Великобритании Джеймс Форд. Вопрос: «Что вы там обсуждали?» «Ничего», – молчат, как партизаны на допросе, и руководство КПРФ, и сам Джеймс Форд. Его поймали, у него спрашивают, [а он] отделывается общими словами. А КПРФ вообще [говорит]: «Ничего не обсуждали». «А зачем вы тогда встречались? Зачем вы приехали сюда?» «Встретиться с руководством КПРФ». «Все?» «Все». Не с другими партиями, а только с одной областной организацией.

Что в результате после этих визитов мы имеем? Мы имеем лозунги об отделении Сибири от России на митинге 4 февраля. Случайно?

В Новосибирске на митинге «За честные выборы» группой местных сепаратистов был развёрнут баннер с надписью «Демократия – это самоопределение», а также поднят флаг «Независимой Сибири». 4 декабря 2012 года.

Пякин Валерий Викторович: Вышла третья работа о митингах, о генезисе митингов, которые начались 10 декабря и продолжаются сейчас.

  • В первой работе – «Кому мешает Россия» – мы рассмотрели причины, по которым на Россию обрушились именно сейчас. Сам заголовок говорит сам за себя.

  • Вторая работа – «Интервенция». [О том], что должно произойти и как происходит.

  • Теперь вышла третья работа, называется «Домашние негры».

Кто такие «домашние негры», мы здесь обсуждали, поэтому не буду [к этому возвращаться. Статья «Домашние негры»] имеет подзаголовок: «Или кто такие и чего хотят активисты митингов, начавшихся в России 10 декабря [2011 года]». То есть не все те, кто участвует, а те, кто стоит на трибуне: рыжковы, немцовы и прочие. Ведь ими же что-то движет, какая-то мотивационная часть. У них же есть какой-то личный интерес в том, чтобы что-то произошло. Осознают они или не осознают то, что они делают? Так вот именно об этом работа. 

Почему я говорю, [что] положение достаточно серьёзное. Третьего февраля газета «Коммерсантъ» опубликовала интересную статью, называется она «Американцы уйдут из Афганистана через Ульяновск». [Статья о том], как блок НАТО планирует выводить войска из Афганистана. Дана карта.

Если посмотреть по тому сценарию, который предлагается, фактически у нас в стране будет растянут новый чехословацкий корпус. Уже сейчас будет сделано. Вопрос: зачем вообще всё это вводится? Положение настолько серьёзное, что в мiре Россию уже в принципе списали. И уже впрямую обсуждают проблемы, как будет устроена Россия дальше. 

Вышла статья Weekly World News (серьёзное издание), которая прямо называется (если дословно переводить) «Сибирь войдет в состав США». Без всяких вопросов. Единственная проблема, которую нужно решить в России… Прямо пишут: «Конечно, Владимир Путин сделает всё, чтобы заблокировать присоединение Сибири [к Соединенным Штатам], но президент Обама дал понять, что, чтобы получить Сибирь, он сделает России ”предложение, от которого невозможно отказаться”». Так вот об этом предложении, о том, кто это реализует и как, [говорится в] этой аналитической записке.

В [планах] есть ещё одна аналитическая записка, но не знаю, успеем, не успеем написать, потому что это хоть и подписано моими инициалами (ВВП), но труд коллективный по своей сути. Есть ещё одна работа. Это собственно о новом Керенском, то есть [о том], кто нашу февральскую революцию должен возглавить. 

Аудитория: Володя?

Пякин Валерий Викторович: Да, Владимир Александрович Рыжков. Мы подготовили заметку о том порноскандале, который прошёл 4 февраля, [о том], на что он был ориентирован, но не стали её размещать. Пока думали, пока рутина вся эта – и время ушло. Но теперь вывод, который был сделан тогда, подтверждается. То есть [Рыжкова] простимулировали, реально простимулировали, чтобы он был… Ему предлагали стать заложником, [но] ему не хотелось. Ему хотелось и рыбку съесть…

Аудитория: Дешевле продать.

Пякин Валерий Викторович: Да. Ему сказали: «Володя, играешь не с теми. Мы тебя держим за определённое место. Если дёрнешься… Так у тебя есть шанс, как Керенскому, сбежать на Запад: сделаешь свою работу по развалу России, и сможешь сбежать. Не сделаешь – мы тебя сейчас закончим». И посмотрите, с каким остервенением Рыжков сейчас выступает на всех каналах. Ведь все каналы ему открыты: самые рейтинговые передачи – его, самое [лучшее] время (прайм-тайм) – его. Он везде. И везде врёт. Суть вранья очень простая: «В 1990-х годах была красота – демократия, народ благоденствовал. Ну, был один проблемный район – Чечня. Так и что России нужно было? Отпустили бы Чечню, и всё, [она] бы стала суверенным государством. Так нет же, войной пошли. Поэтому и проблемы были. А если бы отпустили, то…» Ну, расчленитель чистейшей воды.

Ну что ж, ладно, на этом мы закончим вводную часть. И продолжим работать в режиме, в котором мы всегда работаем: первая часть – теория; вторая часть – практика, но через теорию. Рассмотреть надо достаточно много вопросов, поэтому работаем быстро. И сегодня у нас не такой большой теоретический блок, но существенный. Помните, что мы рассматриваем?

Аудитория: Работу интеллекта.

Пякин Валерий Викторович: Работу интеллекта. И мы рассмотрели, в общем-то, сам принцип перебора информации, выбора информации посредством трёх способов: рулетка, лотерейный барабан и подбрасывание монет. Мы всё это совместили. Надеюсь, понимание самого процесса у вас есть. И на прошлом семинаре мы сделали небольшое отвлечение, чтоб было понятно по некоторым вопросам, и дали некоторые определения. Чтобы дальше двинуться, мы эти определения сейчас повторим, потому что они нам необходимы.

Итак, что такое «рулетка»?

Аудитория: Задаёт задачу и число.

Пякин Валерий Викторович: Мы говорили, что рулетка – это…

Аудитория: Воздействие окружающей среды…

Пякин Валерий Викторович: Нет, [это] вероятностные предопределённости, которым подчинены все природные процессы. 

Не записываем. Сколько раз говорить, самый тупой карандаш всегда с успехом заменит самую острую память. А когда записываешь, то еще и в «барабан» откладывается, причём не что-то, а «карточка» –  сразу готовый правильный вариант.

Далее. Что такое «выпадающие в рулетке числа»? Частные меры (коды) общевселенской информации.

Что такое «соответствие вопроса-ответа на карточке»? Это частный случай общего свойства отображения информации из одного фрагмента Вселенной [в] другой и обратно из него во [внешнюю] среду, протекающего в общей для них мере – общевселенском информационном коде. 

Далее. «Судья (фемида)»?

Аудитория: Многомерная вероятностная…

Пякин Валерий Викторович: Вот, это вы запомнили. [Это] многомерная вероятностная матрица возможных состояний материи – мера.

Но я же вам сколько раз говорил: если что-то не [успеваете], задерживаетесь, я всегда повторю.

Аудитория: Ну неудобно же десять раз спрашивать.

Пякин Валерий Викторович: Почему неудобно? Лучше десять раз…

Аудитория: Многомерная… как?

Пякин Валерий Викторович: Многомерная вероятностная матрица возможных состояний материи – мера. 

Дальше. «Лотерейный барабан», что это такое?

Аудитория: Структура, фиксирующая…

Пякин Валерий Викторович: Правильно, структура, фиксирующая в себе более или менее полно и точно информацию на определённом [иерархическом] уровне организации Вселенной. Вот на каком уровне сорганизован, на том уровне он в себе информацию несёт. 

Что такое «зрительный зал»?

Аудитория: Сознание?

Пякин Валерий Викторович: Сознание, за спиной которого (то есть на безсознательных уровнях психики; мы не знаем подсознания, сверхсознания – мы говорим о безсознательных уровнях психики, а они стоят за сознанием) стоит точно такой же «барабан» памяти и есть свой дубликат «рулетки», то есть протекает тот же самый процесс. Мы это выяснили.

Но вот ситуация такая. Мы разыгрываем раз за разом операцию: задача, время ответа на эту задачу, роемся в «барабане», берём из «рулетки», определяем «монеткой», и мы получаем набор карточек, фиксирующий более или менее полные ответы. Так? У нас растёт количество «шариков» в «барабане». Причём по мере развития ситуации «шариков» с правильным ответом становится всё больше и больше. Но «барабан»… Вот сколько вы в лотерейный барабан будете кидать шариков? Пока не заполнится. Так ведь? [До] определённого объёма. Поэтому эта схема хоть и даёт некое представление о работе интеллекта, но она не совсем полная.

Более полную схему работы интеллекта можно представить, если вместо одного «барабана» будет стоять три «барабана». Если мы их (подчеркиваю сразу) условно обозначим «прошлое» (помните, мы говорили начальный капитал поместить в «барабан»), «настоящее» и «будущее», то соответственно этому в каждом «барабане» будет разное количество информации. «Прошлое» у нас заполнено всё и нам в прошлом копаться особо-то нечего. Есть у нас «настоящее». И у нас есть «барабан» под «будущее». Если у нас в «прошлом» заполнено всё, то в «настоящем» у нас заполнено не всё. А в «будущем» у нас сколько заполнено? Пусто.

Таким образом, получается ситуация, что нам интересно играть только с тем «барабаном», который в настоящее время не заполнен полностью. Но ведь мы же знаем, что в «барабане» «прошлое» могут находиться неправильные ответы, не соответствующие реальному течению обстоятельств. Так ведь? Что с этими ответами делать? А они ведь там есть. Мы закрываем этот «барабан» тогда, когда вероятностный проигрыш на первом «барабане» («прошлое») может быть с лихвой компенсирован выпадением числа из второго «барабана». Вот когда это у нас есть – всё, нам этот «барабан» в принципе не нужен.

Если сравнить его с техническим уровнем или с навыками человека, то это примерно так. В технике есть блоки, которые раз и навсегда сделаны определёнными специалистами, их запаивают, закрывают, и малоквалифицированный пользователь туда уже не лезет. Знаете в технике такое? Микросхемы полностью заливают, чтобы туда никто не лез, блоки целые – и туда не лезут. Вот это ремонтируй, здесь копайся, здесь твоё прикладное; а вот там – обеспечивающее базовую, функциональную часть какого-то устройства, ты в неё не суешься. Третий «барабан» именно такого свойства. И эти свойства автоматически воспроизводят то, что человеку необходимо в его жизни. Человек ходит, ест, пьёт, смотрит, определённым образом двигается – он не задумывается об этом. Он уже не крутит «барабан», «рулетку», не подкидывает «монетку» каждый раз, когда ему нужно что-то сделать, – это всё у него там, в опечатанном блоке, так же, как у механизма. Он играет только лишь с «барабаном» «настоящее» и ориентируется на «будущее».

Но как же так получается: «барабан» пустой есть, а мы с ним не играем? Тем более, если посмотреть по времени протекания природных процессов, то барабан «прошлое» запечатан, заполнен, барабан «настоящее» – мы в нём живём… А как определить барабан «будущее»? И здесь нужно совместить этот образ с другим образом.

Представим себе всё те же три «барабана», но теперь они условно разграничены по уровню организации системы (Вселенной):

  • Сама Вселенная – верхний «барабан». Знает о себе всю полноту информации и знает правильные ответы, выпадающие на любое число.

  • Галактика обладает уже неполной информацией о Вселенной.

  • Солнечная система – ещё меньшей [информацией].

  • И так по нисходящей до всех-всех людей.

То есть фактически каждый человек, играя с барабаном «настоящее», играет с самым низшим «барабаном» уровня организации Вселенной – на его уровне организации (на достигнутом информационном уровне организации). Человек – структура, фиксирующая в себе более или менее полно точную информацию на определённом уровне организации Вселенной. Мы с этим «барабаном» и работаем. 

Но информация-то там, [во Вселенной], вся есть. И человек, в принципе, может получить эту информацию (по необходимости), если он обратиться к тому, кто распоряжается этим «барабаном», – как бы [обратиться] за подсказкой к старшекласснику, к учителю, который ему подскажет, что [нужно] из верхнего «барабана» взять, чтобы использовать его в своей текущей жизни. Но! В этом случае нужно знать, ЧТО спрашивать. Потому что правильно сформулированный вопрос – это уже наполовину ответ. Но самое главное – понять это можно только лишь тогда, когда в твоих понятиях есть понятие Иерархически Наивысшего Объемлющего Управления (ИНВОУ) – Бога. То есть [понимаешь], к кому обратиться, зачем. Если Бога в тебе нет (не понимаешь, что Бог есть), тогда ты не сможешь сформировать вопрос. И в нашем атеистическом обществе это выражается в чём? «Что же вы кличете “Господи, Господи!”, но не делаете того, что Я вам говорю?»

Бог – язычник, и говорит с людьми языком жизненных обстоятельств. На каждую просьбу человека он откликается. И [здесь] уже всё [зависит от] человека – реагирует он на это или не реагирует. А почему он может [не] реагировать? А дело в том, что человек может просто отмахиваться: «Да иди ты! Шариков с таким числом просто не существует, ну просто нет такой информации». И вы с этим тоже постоянно сталкивались. 

Понятно, да, надеюсь? На сегодня мы закончим рассматривать [теорию] и продолжим на следующем семинаре. Дома ещё раз обдумайте, потому что у нас нет возможности посвятить полностью все [время] рассмотрению одной темы. Но я думаю, что блоками [материал] откладывается [в голове]. Или не откладывается? Или зря я сделал, что [на] блоки поделил?

Аудитория: А где это [можно] почитать? В какой…

Пякин Валерий Викторович: Зря?

Аудитория: Нет.

Пякин Валерий Викторович: Нормально, да? То есть маленькими смысловыми…

Аудитория: Потом просто нужно ещё подъитожить, ещё один такой более…

Пякин Валерий Викторович: Без проблем! Мы сделаем так, как всё…

Аудитория: Валерий Викторович, где это [можно прочитать]? Мы же какую-то литературу покупали. Это же где-то есть там?

Пякин Валерий Викторович: Конечно! Работа интеллекта описана в Достаточно общей теории управления.

Аудитория: Она описана?

Пякин Валерий Викторович: Так мы же и рассматриваем Достаточно общую теорию управления.

Аудитория: [В разделе о] суперсистемах, по-моему.

Пякин Валерий Викторович: Безусловно. Я же ведь что сказал? Сначала рассматриваем работу интеллекта, а потом берёмся за суперсистемы. Без работы интеллекта суперсистемы мы не сможем освоить.

На этом мы закончим теоретический блок и приступим к рассмотрению практических событий. Событий много, положение серьёзное, но не безнадёжное. Поэтому паниковать, как КПРФ, не надо. Когда слушаешь агитаторов за Геннадия Андреевича Зюганова, после этого хочется пойти и повеситься. Ну, это образно говоря. Потому что ну всё плохо.

Я тут недавно встретился с одним агитатором, и встретился в весьма специфических условиях. Значит, в чём суть? Долгое время я работал в предвыборных кампаниях, и у меня достаточно большой жизненный опыт и много информации о том, как всё происходило. И, значит, агитатор объясняет, что всё погибло благодаря Путину, просто всё Путин разрушил. Разрушил? <Пякин В. В. обращается с этим вопросом к конкретному человеку в аудитории>. Разрушил. Я этому агитатору задаю вопрос: «А вы помните 1999 год, когда Путина не было? Вы что-нибудь помните? Тогда было такое, что детям в детском саду есть нечего было, что их кормили американской гуманитарной помощью. Прислали рис гуманитарный, а он весь плесневелый; [и] больше кормить детей в детском саду нечем».

Здесь, [в Алтайском крае], Суриков держал на контроле питание в детском саду, и как-то выкручивались. В Новосибирске, где происходил [этот случай, питание детей] на контроле не держали, и считалось: «Как-[нибудь] снабдим, выкрутимся и всё прочее». Как кормить детей этим рисом? Другая реальная ситуация: работающая нормальная семья – муж, жена, дети. Но они не получали зарплату вообще. Всё, что у них было, это четыре галеты на ребенка в день. И вот попробуйте теперь сказать этим людям, что всё разрушил Путин. Они прекрасно помнят, как они жили до Путина и что сделал Путин, как они теперь живут». 

Поэтому тот, кто говорит, что Путин всё разрушил, принципиально забывает, что было со страной: что она была полностью деиндустриализирована, что вся экономика была разрушена, никто не получал ничего. Даже ресурсы России не принадлежали – СРП существовало. 

СРП – «хороший» такой закон: пятьдесят процентов тебе, пятьдесят процентов хозяину ресурсов (стране, [которая их] добывает). Да это колониальный подход. Например, в Саудовской Аравии иностранные компании добывают нефть, в Норвегии иностранные компании добывают нефть. И [эти иностранные компании] счастливы, что они там добывают, они богатеют от этого. А что получают [добывающие страны]? Они получают плату за свой труд. Плату! Она различным образом осуществляется, [например], где-то вводят специальный налог, который изымает весь излишек. Но никто из них не распоряжается прибылью – им платят за их труд.

А у нас говорят: «Вот наши недра. Часть – тебе, часть – мне». «Яблоко» добилось этого проекта (СРП), надо сказать. Ух, «гениальный» проект! И сейчас они до сих пор за него держатся.

Получается что?

Аудитория: Но это же не совсем правильно.

Пякин Валерий Викторович: Я не закончил. Получается так: компания работает, образовалась прибыль, и эту прибыль делят. Но ведь компания в прибыль может записать всё что угодно. Так ведь? И у нас, представляете, в разрушенном Южно-Сахалинске (Путин в 2006 году, помните, выступал?) в трудозатраты [в]ходило что? В полуразрушенном Южно-Сахалинске стоимость съёма квартиры (на несколько дней) обходилась в 10 тысяч долларов. На несколько дней. Таких цен вообще нигде в принципе не существовало. А там были. Весь менеджмент летал на отдых. Это всё оплачивалось, это всё входило в трудозатраты [и уменьшало прибыль, получаемую в результате добычи ресурсов]. И Россия фактически не получала ничего от того, что она должна была получать из своей доли. 

Опять же, какая доля? Вот СРП в Казахстане заключили тогда же, когда [и в] Россия. Они пятьдесят на пятьдесят сделали, и Казахстан что-то имеет с этого СРП. В Нигерии СРП – семьдесят на тридцать. Ну, колония, что с неё взять. А мы же «суверенное» государство! А у нас СРП [какое], кто знает?

Аудитория: Девяносто на десять.

Пякин Валерий Викторович: Девяносто [процентов прибыли] – добывающей компании, десять процентов – бюджету России. Но мы не имели с этого даже [и] десять центов. Трудозатраты у компании были таковы, что мы до сих пор ещё не выплатили им миллиард долларов, – мы ещё им должны. Другое дело, что это всё заблокировано, все соглашения переписаны, и теперь с 2004 года нефть пошла в [Россию].

Но [тот], кто говорит, что «Путин развалил», он этого видеть не желает. Он не желает видеть, что Путин рисковал своей жизнью и рискует. Президент Эквадора, которому предложили заключить точно такое же СРП и [который от него] отказался, уже какой год в могиле. На Путина совершено пять покушений, и наши средства массовой информации ни об одном из них не сказали. Почему? А тогда нужно будет объяснять, а чем же тогда Путин не устраивает мiровую «закулису». Тогда [ведь] не соврёшь: «Путин развалил то, Путин развалил это».

И ведь [по отношению к] Путину постоянно делают шулерский ход. Он говорит: «Надо сделать это, надо сделать то». Ему говорят: «А что ж ты раньше-то не делал?» Путин правильно ответил на это: «Да не было возможности многое делать. Потому что страну надо было сохранить, страну восстановить надо было, срастить её, а потом… А многое было не приоритетным». То есть приоритетно сначала страну спасти, а потом уже нужно где-то ресурсы находить для решения этих задач. И вот когда эти ресурсы найдены... Вот Геннадий Андреевич [Зюганов] любит все проесть: туда дать, сюда дать и прочее. А где возьмёшь? Каждый раз, когда его слушаешь, спрашиваешь: «Где возьмёшь?» Он про это ничего не говорит, кроме общих слов. 

Поэтому когда реально оцениваешь кандидатов, то нужно оценивать их по методологии. Программные статьи Путина показывают: методологией ни один из кандидатов, кроме Путина, не обладает. Никто ничего не предлагает России на перспективу. Они все кричат одно: «Эти плохие. А я буду хорошим». А Путин что делает в своих статьях? Не обратили внимания? Он ставит человека, который будет работать президентом (будет это Путин или не будет Путин – это уже в статьях Путина не играет роли)... Но он оглашает такие приоритеты действия, [что] если [будущий президент] не будет их соблюдать, то для народа он будет однозначно враг. [Путин] на будущее работает, сразу. Он задаёт генерирующую часть. Он говорит об очень важных вещах. Мы уже разбирали все статьи. Разберём сегодня и вот эту статью. 

Но прежде, чем разбирать её, хотелось бы получить реакцию. У нас же традиционно как? [Обсуждаем], кто какие события на прошедшей неделе отметил, чем они показались ему знаменательными, что они значат с позиций Концепции общественной безопасности через призму Достаточно общей теории управления. Обозначаем, а потом разбираем. И, может быть, скажете, что статья, в общем-то, не такая важная. Хотя я с этим, сразу говорю, не соглашусь и буду настаивать – статья важная. 

Аудитория: Позвольте я скажу.

Пякин Валерий Викторович: Да.

Аудитория: Вот я, например, такое [у] Козьмы Пруткова вычитал – что Путин пишет программные статьи без программы. 

Пякин Валерий Викторович: Да. Если у человека в голове калейдоскоп, если у человека нет методологии, то статьи Путина для него безсмысленны. Но если человек думает о том, что Путин пишет, то тогда статьи эти – приговор. Ведь в чем суть-то? Я уже говорил, «элита» уже определилась по Путину. Путин работает на народ – «элите» это не нравится, они его хотят скинуть. Сколько я уже работ [об этом написал], и министра путей сообщения…

Аудитория: Акунин?

Пякин Валерий Викторович: Якунин. Который… Брошюру помните? Я упоминал, о чём он там говорил.

Аудитория: Президент?

Пякин Валерий Викторович: Ну, планировал. Так вот они определились. Им нужно заболтать Путина и убрать. Но в чём проблема? Нельзя говорить о текущих событиях прошлым языком, каждый термин должен описывать реальность. И Путин так и делает. Мы уже многие [его] статьи разбирали. Поэтому, раз уж мы опять вернулись к статье Путина, мы поговорим о статье Путина «Строительство справедливости. Социальная политика для России», [опубликованной] в «Комсомольской правде».

Начинаем. [Поговорим] о некоторых вещах. Итак, о чём говорит Путин сразу же? «Социальная политика имеет несколько целей, несколько измерений. Это поддержка слабых, тех, кто по объективным причинам не может зарабатывать себе на жизнь. Это обеспечение работы социальных лифтов, “равного старта” и продвижение каждого человека на основе его способностей и талантов».

Сравните любую программу – все говорят об «элите», что есть кто-то привилегированный, он должен занять какое-то положение и всё прочее. Нет, Путин говорит: «Все равны. Есть возможности – можешь». И ведь какая ситуация, посмотрите. Если в сталинские времена можно было продвинуться, в хрущевские – ещё как-то [можно было], в брежневские – с трудом, но что-то было, то за последние двадцать лет никто из среды народа не смог выйти на какие-то управленческие должности. У нас феодальный режим. Есть способности, нет способностей, но на своём феодальном участке [ход наверх есть только для своих]. Путин ставит задачу размывания этого, создания социальных лифтов. Ведь почему сразу заистерили против «Народного фронта»? [Какую] там Путин поставил задачу? «Народный фронт» должен стать структурой – социальным лифтом. И заголосили: «Создали пустопорожнее народное ополчение». Пусть народное ополчение, но вы наполните его [своим] содержанием. Нечем наполнять. Потому что никто не желает. И многие даже не знают, как осуществлять это. 

Так вот [какую] задачу ставит Путин? «Но сегодня нам надо говорить о проблемах, которые не удалось решить, и о задачах, которые должны стать повесткой следующего этапа развития». То есть обратные отрицательные связи. То, что необходимо решить, если общество желает жить. И ставит задачу, опять же, вне зависимости от того, кто победит [на выборах], – любому [кандидату].

Здесь он много чего говорит. Но среди прочего он говорит и вот ещё о чём: «Изменилось представление о нормальных потребностях и возможностях средней российской семьи. Всего 10-12 лет назад речь шла главным образом о том, чтобы не скатиться на грань нужды, а целые социальные категории были вынуждены существовать за этой гранью». Было? [Было такое]. А нам теперь говорят: «Путин это сделал». Вот вытянул [он страну] – и пенсии стали платить, стипендии, зарплаты, начала оживать экономика. «Нет, это без него!» Само собой [так получилось], да? Почему-то у Ельцина этого не было. И [про] цены на нефть [тоже говорят, что] Путину вдруг помогли. О том, как формируются цены на нефть, достаточно хорошо расписано в работах Николая Старикова, можете почитать, мы не будем отвлекаться. 

Путин здесь говорит о повышении эффективности социальных расходов. По той простой причине, что «всем сестрам по серьгам» – неправильный подход, что нужно совершенно по-другому организовывать общество. А как? «Люди разного призвания – предприниматели, рабочие, специалисты, “бюджетники” – должны иметь поле для реализации своего потенциала, поле для профессионального и социального роста». Переведём в термины Достаточно общей теории управления: все люди должны иметь возможность реализовать свой генетический потенциал. Просто, но в то же время конкретно.

И он сразу говорит, что надеется здесь не на кого. Вот будет у государства понимание этого – будет [реализовываться генетический потенциал людей]; не будет этого – [будет так]: «Мы переоценили степень интереса крупных корпораций к национальной системе квалификаций, открытой для малого и среднего бизнеса». Не нужно это бизнесу. Бизнесу [нужно] хапнуть и уйти. Значит, выживание людей зависит только от организации государства. Как оно было организовано? В советское время при Хрущёве, Брежневе мы пришли к катастрофе, закончившейся 1991 годом. Сейчас мы пребываем в турбулентном состоянии – тоже ничего не получается. Значит, только государство. 

Возвращаясь ещё к тому заявлению Путина о том, что не было возможности сделать. Ведь он о чём говорит? Предстоящие президентский срок должен завершить, наконец-таки, ту программу, которую Путин начал тогда, двенадцать лет назад, по созданию минимальных стартовых позиций для развития России. Ведь тогда были созданы только подпорки, чтобы государство не рухнуло по всем направлениям. Но, как мы знаем, последние четыре года у нас усиленно все эти подпорки выбиваются. 

И он говорит вот о чём: «В любой стране учителя и врачи, учёные и работники культуры – это не только костяк “креативного класса”. Это те, кто придают устойчивость развитию общества, служат опорой общественной морали». Состоявшийся человек – это тот ребенок, который какие-то сказки услышал, какие-то не услышал; какие-то песни ему пели, какие-то не пели; какие-то рассказы рассказывали, какие-то не рассказывали; какие-то знания ему дали, какие-то не дали. То есть весь образовательный спектр формирует будущее. Если мы пренебрежительно к этому относимся, как это происходило всегда: зарплаты начали, в общем-то, платить только при Путине, и надбавки Путин начал платить, когда деньги от нефти пошли в бюджет России, и которые Медведев ликвидировал в 2008 году, и которые Путин пытается с 2011 года снова возродить учителям – вот «гад», хочет, чтобы кадровый корпус учителей был качественный.

Если в Соединённых Штатах учитель – престижная профессия, то у нас в последнее время сформировалось так (благодаря ельциновским делам), что в учителя идут либо фанаты своего дела, либо люди, которым больше податься некуда. И эти люди, которым больше податься некуда, они больше калечат детей, чем их воспитывают, чем их образовывают. Как их оттуда убрать? Кто будет определять?

Аудитория: Там пишут студенты… Зарплату добавлять учителю…

Пякин Валерий Викторович: «При этом механическое повышение зарплаты всем и каждому не эффективно. Необходимо гораздо полнее учитывать в зарплате квалификацию профессионального достижения работника. Это значит, что рост базового уровня оплаты должен сочетаться с ещё более быстрым увеличением фонда стимулирующих надбавок и доплат». То есть, если у учителя есть проявления по классу, по целому направлению его деятельности… А это [есть] у каждого учителя, кто с душой относится [к своему делу]; как и у каждого мастера: один хорошо ремонтирует двигатели – другой плохо, один хорошо лечит зубы – другой плохо. Так вот, как только пошла отдача от человека, значит, нужна система доплат. И таким образом другой человек (другой учитель) и учеников лишится, и не будет получать таких денег. Он вынужден будет сам уйти из этой сферы и искать [ту] сферу, где он сможет реализовать свой генетический потенциал. Опять же, если бизнес не вкладывается, обеспечить это можно, только [если] ресурсы даст государство. 

При этом положение, в общем-то, катастрофическое. «Между тем некоторые владельцы и менеджеры предприятий продолжают вести себя так, как будто на дворе начало прошлого века». То есть XX [века]. Что было в начале XX века? Бурный экономический рост. Какая там организация труда, какая там социальная защита – [была] работа на истощение. И Путин говорит: «С 2004 по 2010 гг. в экономике произошло существенное увеличение доли работников, занятых в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам – на 17%. А удельный вес таких рабочих мест вырос с 21% до 29%». Приходится в том числе и на годы, во [время] которых он руководил [страной]. Так? Но! Что было до Путина (до 2000 года)? Подавляющее большинство предприятий просто-напросто стояло. Людям вообще [негде] было [работать]. Растаскивали предприятия, сдавали на металлолом, вывозили [на] Запад – что угодно [делали], ну ничего не было. [С приходом Путина положение] сдвинулось. Но хорошо это? Нет. 

Слушатель из аудитории: Особенно АТЗ.

Пякин Валерий Викторович: Путин говорит о том, что большей частью предприниматели пытаются [повысить] уровень своей прибыли за счёт привлекаемых работников. То есть появилась ниша функционирования государства, экономика где-то [стала] расти – а нравственность предпринимателей такова, что они ещё хотят маржу сделать за счёт работников. [Путин хочет], чтобы этого не было, он заранее ставит эту задачу. Казалось бы, роет под себя. Но ведь фактически получается-то так: не было бы вообще никаких условий труда, если бы не было этого возрождения производства, которое началось при Путине.

Что касается различных колкостей, например по АТЗ, то их следовало бы просто приберечь. Суриков, который был губернатором края, подготовил программу международной кооперации с Казахстаном по возрождению АТЗ. Пришел «народный» губернатор Евдокимов, который эту программу полностью порушил. Но за него же голосовали: «Свой, родной человек. Как хорошо водку на экране пьёт!» Ну и получили. Когда голосуешь, нужно думать, кого выбираешь. Помните, Евдокимов пришёл, какое-то время поработал и сказал: «Оказывается, чтобы работать-то губернатором, столько знать надо. А я же этого ничего не знаю. И вот меня, как идиота, водят, обманывают». А ты куда лез-то? Тебе же сразу говорили: знать всё это надо было.

Слушатель из аудитории:Но сейчас Евдокимова давно уже нет.

Пякин Валерий Викторович: Значит, ваши упреки…

Слушатель из аудитории:Но главное-то – люди. Главное-то люди…

Пякин Валерий Викторович: Повторю ещё раз, ваши упрёки заключаются в том, что Путин не волшебник. Вот разрушали, разрушали при Ельцине все годы заводы: растащили станки, убрали коммуникации, линии, провода – всё поубирали, всё на металлолом продали. И теперь Путину [говорят]: «Ты – президент. А почему это у тебя завод не работает, [другое] не работает?» А просто ли построить завод? А просто ли его оснастить? А делают это люди. А какая экономика? И опять же: «Ты почему это завод не восстановил? Ты [почему] какой-то ерундой занимаешься, страну какую-то там восстанавливаешь? Она тебе нужна, эта Россия? Ну и что, что гражданская война. Да какая разница! Ты мне вот завод восстанови». В гражданскую войну какие-нибудь заводы работают? Вы соображаете, когда упрёки свои сыпете? Страны не было. Вспомните – [страна] рассыпалась, уже все сказали: «Всё, страны нет». Помните, [как] в 1999 году, летом, у нас здесь в степях Казахстана американцы высадили три дивизии сразу. Они отрабатывали вариант: в какой-то стране происходит народный переворот, президента расстреливают, и им нужно взять под контроль наиболее важные промышленные и оборонные объекты. Они высаживаются, в Казахстане тренируются. Уже здесь…

Слушатель из аудитории:А Назарбаев?

Пякин Валерий Викторович: А что Назарбаев? Что он мог сделать? И он помогал, в принципе, здесь. Что делает Ельцин? Ельцин делает хорошую мину при плохой игре: «Страна рассыпается, я из клана Собчака, с которым у меня всегда [контры], беру “серого” полковника, за которым никаких элит нет, ставлю его президентом, его расстреливают (ну, президента же надо расстрелять), а я чистенький остаюсь».

Но «серый» полковник переиграл их всех и спас страну, которую приговорили все. Россель уже анонсировал флаг, гимн: «Уральская Республика. Вот они, денежки, печать сейчас их будем». Тулеев: «У нас свой будет золотой запас». А что это такое? Когда рассыпался Советский Союз? Да когда это всё началось по республикам. У нас уже всё это шло.

Слушатель из аудитории:Но власть же Путин организовал в Средней Азии, разрешил. Почему вы хорошо говорите про него, а вот плохо – ни одного слова?

Аудитория: Слушайте, вы столько лет ходите… Он просто отвлекает внимание, мешает.

Пякин Валерий Викторович: Я не понимаю, честно говоря, как можно вообще игнорировать любую ситуацию. Нет, вообще, я могу объяснить, [дать ответ на это замечание], просто человек ведёт диалог с собственным эгрегором, то есть ему говоришь одно, а он слышит совершенно другое.

Аудитория: Одержимость.

Пякин Валерий Викторович: Да. И здесь ситуация такая, [что], когда ему говоришь, о том, что страну нужно было спасать, [он реагирует так]: «[Это я] пропускаю. Что ты мне тут говоришь. Ерунда». Как Володя Рыжков сказал? «Что это нам Владимир Владимирович лапшу на уши вешает. В 1990-е годы всё же было “в шоколаде”, все люди счастливы были. Не было бандитского беспредела, кровь не лилась рекой, всем выплачивали зарплаты, все отдыхали на Канарах – всё счастливо было. А Владимир Владимирович говорит, [что] страны не было. Да где её не было?»

Аудитория: Но у них-то всё было, правильно?

Пякин Валерий Викторович: Так вот, как видите, и у человека тоже [всё было]. Потом пришёл в 2000 году Путин и всё порушил. Всё порушил. Когда у Путина реально управленческий корпус какой? С кем [приходится] работать? Какие международные договора? Какое реальное состояние? И это надо решать конкретно с конкретными людьми. Мы это всё отметаем, нам это не нравится. Нам подавай Путина волшебника – чтобы сегодня всё было! Не бывает такого. Если изучали хотя бы историю Советского Союза (хотя бы!), вы должны знать – заводы строятся годами, под каждый завод создаётся инфраструктура.

Слушатель из аудитории: За двенадцать лет Сталин построил тысячу заводов.

Пякин Валерий Викторович: За какие двенадцать лет?

Слушатель из аудитории: Вот путинские.

Пякин Валерий Викторович: Нет, за какие двенадцать лет?

Слушатель из аудитории: Вот за те, которые Путин…

Пякин Валерий Викторович: Ну давайте [ответим на вопрос]: что Сталин построил с 1927 по 1939 год? Самые плодотворные годы.

Слушатель из аудитории: ДнепроГЭС, Сталинградский тракторный, Горьковский автозавод, Магнитку, Кузбасс…

Пякин Валерий Викторович: Так, так… Смотрите, какие я вам годы дал – можно назвать [достижения], да? А теперь [скажите], что в это время происходило в стране.

Аудитория: Коллективизация, индустриализация.

Пякин Валерий Викторович: А какой управленческий манёвр был осуществлен?

Аудитория: [...] Каменева, Зиновьева и Троцкого.

Пякин Валерий Викторович: Постоянные чистки, расстрелы и прочее. 

Аудитория: Ежов и так далее.

Пякин Валерий Викторович: Вопрос: кто организовал «сталинские» репрессии? Сталин?

Аудитория: Нет.

Пякин Валерий Викторович: Троцкисты. Что сделал Сталин? Он благодаря народу развернул эти репрессии против троцкистов. И это было моральным стимулом работы всего населения. Они увидели – уничтожаются враги народа. Вопрос: смог бы Сталин развернуть эти репрессии против врагов народа, если бы эти репрессии организовал сам Сталин? Нет. Точно так же, один из противоборствующих кланов… А до этого Сталин тоже был у власти с 1917 по 1929 год. Те же самые двенадцать лет. Так вот Путину достались именно эти [первые] двенадцать лет – когда нужно создавать основу, когда страна разрушена. Но мы же хотим [сравнивать] только [с теми] годами, когда уже что-то можно [создавать], с чего-то развиваться. Мы же не хотим даже думать и допускать, что нужно [сначала] базу [для этого] создать.

[Вернёмся к статье]. Путин ставит вопрос и о зарплатах. Вот у нас говорят: хорошо работаешь – получай сколько, плохо работаешь – ну, [извини]. А Путин говорит о чём? «В нашей стране дифференциация доходов соответствует США и существенно выше, чем в Западной Европе». Помните [выражения]: «не заглядывай в карман своему начальнику», «качество жизни зависит от дифференциации зарплат»? То есть чем выше разрыв зарплат у работников и управленческого корпуса, тем ниже качество управления и качество жизни. И Путин об этом прямо говорит. Дальше он обосновывает: нужно вводить ответственность управленца за качество его труда. Как делать? Тоже…

[Говорят]: «Путин разрушил страну». Вспомните, при Ельцине были выплаты на ребенка? Не было. При Ельцине был материнский капитал? Не было. Кто сделал? «Единая Россия»? Нет. Коммунистическая партия? Да боже упаси, даже не заикались. Зато Путин – «разрушитель страны» – до чего додумался: народосбережением занялся. Если страну для кого-то восстанавливают, то чтоб народ был.

И он говорит: «Абсолютно нетерпимо, когда рождение ребенка подводит семью к грани бедности. Полностью исключить такую ситуацию – национальная задача на предстоящие 3-4 года». Задача сверхжёсткая и необходимая. Почему? Он ещё говорит: «Ввести в субъектах федерации, в которых сохраняются негативные демографические тенденции, специальное пособие семьям при рождении третьего и последующих детей». У нас сейчас наиболее неухоженные регионы быстрее теряют своё население. Просто теряют своё население – [люди] уезжают. Если мы не дадим экономического стимула оставаться на своём месте, то в результате этого мы потеряем практически государство. 

Сейчас [найду], я где-то оставил [пометку]… Я подчёркивал [какие-то фразы], но сейчас не могу с ходу найти… Ведь о чём Путин говорит? Он говорит о том, что [Россия занимает] одн шестую часть планеты, но [имеет] всего 2% населения. У нас самые большие запасы всего, это огромная кладовая, и всё это мы можем просто потерять. Тем же самым западным корпорациям нужно просто подождать, немножко подождать – и всё будет решено. Поэтому задача спасения России – она неотложная.

И в статье [«Домашние негры», в] которой я говорил, что Сибирь будет частью США, [приводятся слова] Обамы, [который] говорит по этому поводу… Он говорит о несправедливости, о том, что с какой это радости Сибирь принадлежит России. Он говорит: «Сибирь богата полезными ископаемыми, и только США обладают уникальными возможностями по их разработке и использованию». 

Аудитория: Это Пентагон он так называет? «Уникальные возможности».

Пякин Валерий Викторович: Фактически Путин говорит о том, что если мы сейчас не займёмся, у нас страны не будет. А рабы никому не нужны. Как Соединенные Штаты колонизировали все страны, все территории, мы знаем. Где всё это местное население? За исключением, пожалуй, Гавайев, где у [США] курорт. И чем занимается местное население? Что, у них высокий образовательный уровень? Они достигли каких-то высот по социальному «лифту»? Нет, они поют песенки и надевают веночки [на шеи туристов], когда к ним приезжают, и всё. Они обслуживают. Их ради этого только и содержат.

Путина часто во многом обвиняют. Но вот есть интересные моменты. И один из таких моментов он здесь отметил. Он отметил нравственность политики. «Часто говорят – зачем Правительство подняло пенсии в 2009 году, практически сразу после выборов Президента?» Ну, действительно, зачем подняло пенсии? Можно было, как во всём мiре сказать…

Слушатель из аудитории: По плану [...].

Пякин Валерий Викторович: Ага, значит уже что-то не разрушительное…

Слушатель из аудитории: Так каждый год обещают.

Пякин Валерий Викторович: А, обещали? И выполняют? Уже какой-то прогресс признаю́т, что [Путин]  – человек чести и слова. Как сказал Березовский, «Путин – единственный человек, который не нарушает данного слова и любое дело доводит до конца». 

Но самое-то интересное… Во всём мiре кризис. Посмотрите, что творится и в Европе, и в благополучных странах. У них у всех замораживают [выплаты], режут, оставляют. А у нас в 2009 году по плану, действие которого будет [при]писано Медведеву (который реально разрушает страну), повышаются пенсии. Сразу после выборов президента. Медведев молодец. 

«Сделай власть это сегодня, сейчас – и выборы, дескать, были бы в кармане, ведь пенсионеры чаще других ходят на выборы». Что, мы не видели такого, [когда] Ельцин добивался [нужных результатов] голосования? Перед выборами [делал] повышение, снижение… Раз, чуть-чуть кинули [выплат] – и пенсионеры пошли [голосовать], и «Наш дом Россия» или «Демократический выбор России» [стала] правящей партией.

[Путин пишет]: «Отвечу. Мы сделали это, как только смогли, как только появилась первая экономическая возможность. Всё другое [было бы] безнравственно». Человек прямо заявляет: необходимо работать на интересы людей. И он это делает. Примеров того, как это делает Путин, масса. Нужно только реально смотреть, а не пытаться в чужом глазу соломинку превратить в бревно, а своё бревно не замечать. Так вот если реально оценивать деятельность Путина, то увидите – он везде соотносит свою деятельность с нравственной основой. 

Дальше. Путин снова возвращается к социальным «лифтам»: «Обеспечить социальное равенство в получении образования». Ну разве не так? У нас одни имеют возможность получить сколь угодно высокое образование, при этом оболтус оболтусом. В одной из наших аналитических записок был пример по Борису Ельцину-младшему. Ездит везде, учится, его везде исключают, а каждый год обучения стоит по двадцать с лишним тысяч евро. И вот учится и учится, учится и учится – [в] лучших престижных учебных заведениях. А талантливый ребенок из деревни – не может.

И сейчас, как бы Путина ни ругали…. Опять же, требовали поставить камеры наблюдения. Сделали это. И опять Путин виноват – плохо сделали. Да хорошо сделали, уже хотя бы потому, что никто другой даже не задумался бы о проводке высокоскоростного Интернета в деревне. В наш информационный век нельзя деревню отрывать от этого. Он это сделал. Он детям деревенским дал возможность нормально получать образование. И вот за это его больше всего и ненавидят. Не за то, что [установили] эти бесполезные камеры, а за то, что он деревне даёт информацию и даёт возможность учиться.

Аудитория: Валерий Викторович, можно [скажу]?

Пякин Валерий Викторович: Конечно.

Аудитория: Пять лет назад я переехал в Бобровку. Тогда ещё был президентом Владимир Владимирович Путин, и тогда проводилась тоже программа по интернетификации всей страны. Поставили «тарелку» на здание сельсовета. Вот она стоит там уже пять лет, и чиновники (которые именно власть, сельсовет) просто не шевелятся. Путин что, должен приехать и сам лично всё это дело подключить? Я им предлагал свои услуги: «Давайте я вам помогу, проведем Интернет в школу, в лесничество – везде». «А нам зачем это нужно?» А виноват будет Путин.

Пякин Валерий Викторович: Ну вот конкретный пример: тарелка не работает, потому что Путин виноват. А потом: «Как это так? Ведь он же президент». А чиновники – нет, что ты. А если чиновник виновен: «Так ты же президент. Почему ты его не уволишь?» А где других взять? И как?

Так вот, заканчивая… Здесь много [можно комментировать]. У Путина такая обширная статья, [в ней] больше фактологии, и методология размазана по статье. Я обозначаю некоторые реперные точки, базируясь на которых можно будет двигаться дальше.

Так вот о чём говорит Путин? Не только о сохранении высоких стандартов образования, но он говорит и о введении новых стандартов образования: «Новые стандарты средней школы должны обеспечить доступность для каждого школьника пяти-шести профилей обучения, соответствующих склонностям и жизненным планам подростка». То есть о чём речь? Чтобы у ребёнка была возможность уже изначально реализовывать свой генетический потенциал. Чтобы он сразу получал. Чтобы школа была не схоластикой – загоняла его [в рамки], а творчески развивала его способности. Чтобы он в школе имел возможность развиваться как личность. Сейчас уже даже просто одним проведением Интернета [Путин] способствует [этому].

И вот обратите внимание, все критики Путина исходят из одного: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать. Ты мне этот бюджет не даешь порвать». Поэтому они выслуживаются перед Западом, поэтому они организовывают эти митинги, поэтому они ходят на эту Болотную.

Но надо понимать и другое: эти митинги на Болотной или у нас здесь на Сахарова – это всего лишь действия, которые призваны дать картинку для телевидения (в первую очередь западному обывателю),  когда будут показывать: «Смотрите, исстрадавшийся от путинской тирании народ восстаёт, ему надо помочь бомбами и снарядами, как мы помогли в Ливии». И нас будут «цивилизировать» и помогать «строить демократию». Не надо заблуждаться – всё идёт именно к этому. И не было бы никакой «оранжевой чумы», не было бы ничего этого, если бы половина… если бы часть высшего управленческого корпуса не была участником этого «оранжевого» заговора. То есть интервенция… аналогия с Февральской революцией – полная.

Всеми забытый Владимир Рыжков, никто про него не знал – как чёрт из табакерки выскочил, и сразу на всех каналах. И Путин о чём говорит? «Эхо Москвы» – государственная, телекомпания «Дождь» – государственная. А на кого работают? А у нас есть вообще НАШИ средства массовой информации? Помните, он встречался с Эрнстом, Кулистиком и прочими, и там его обвинили в том, что он здесь зажимает свободу слова.

[Обращается к спорившему с ним ранее слушателю]: Зажимает? Зажимает свободу слова?

Аудитория: Нет, не зажимает. 

Пякин Валерий Викторович: Не зажимает. И [Путин] говорит: «Извините, пожалуйста, как же я зажимаю свободу слова? Вот вы в своё время работали на радиостанции “Свобода”, а это ведь была вражеская организация. А теперь вы возглавляете общероссийский национальный канал». Путин одной фразой показал, что страна по-прежнему оккупирована.

Управление – процесс информационный, распространение информации есть управление. И эти каналы информации сейчас находятся в руках врагов России. И вот оно откуда всё это выплыло. Они устроили свистопляску на общероссийских каналах…

Аудитория: Второй канал тоже?

Пякин Валерий Викторович: Да, все. Ни один канал не работает в полной мере на Россию. 

Аудитория: А он же государственный?

Пякин Валерий Викторович: Да. Вот Кулистиков возглавляет государственный канал.

Аудитория: А выход-то какой-то есть?

Пякин Валерий Викторович: Смотрите: [сейчас] новое информационное состояние общества, всё удержать не могут, [поэтому] вынуждены показывать и [нормальные] фильмы. Нормальный фильм «Мост над бездной»? Нормальный. «Холодная политика»?

Аудитория: Да.

Пякин Валерий Викторович: Ну ведь что возразить? Но я знаю таких людей, которые всё возражают: «А чего вы мне тут всё рассказываете, что было. Меня это не интересует. Ты сделай мне сейчас».

Аудитория: Некоторые были даже шокированы и ликовали, что такую информацию услышали.

Пякин Валерий Викторович: Эта информация, в общем-то, лежала на поверхности. Другое дело, что её достаточно сильно соврали. Ведь врагов России… Сейчас в полной мере [можно сказать, что враг России] – это враг Путина. Кто воюет против Путина, [тот] воюет против России. Никаких других [вариантов] здесь нет. Если у Березовского, у Обамы, у любого другого стоит задача убрать Путина, это значит, что они в одной команде работают. Не надо здесь заблуждаться. Не надо говорить, [что] у меня там какие-то свои мысли и прочее. Предыдущие годы показывают – никакого вашего влияния на это не имеете: вы ходите все эти годы с красными или другими флагами, и вас пасут вожди из года в год, и будут пасти, пока им говорит хозяин. Но вы обеспечиваете антироссийскую деятельность. Потому что вам сказали из Вашингтона: «Ату, Путина!», и вы, как цепные псы, сорвались, рвёте, совершенно извращая всё, что он сделал за эти годы.

Аудитория: Леонтьев в разговоре с Познером прямо сказал, что правительство не выполняет приказы по той причине, что оно – не марионетка.

Пякин Валерий Викторович: По приказам. Первое: министров назначает президент. Второе: президент Путин был в своё время два срока президентом. Когда подводил итоги, то он огласил несколько своих постановлений, которые он дублировал по два-три раза, которые необходимы стране и которые были не выполнены. Их показывали реально. Одно заседание показывают, он спрашивает: «Почему не выполняется?» Второе заседание: «[Почему] не выполняется?» Третье [заседание]. То есть если управленческому корпусу… Ведь они же на «вкл-выкл», все управленцы имеют собственный интерес: одно решение они могут выполнить качественно, другое они затормозят, а другое они просто саботируют. Так вот очень много решений, жизненно важных для страны, чиновничество просто саботирует. Но у нас по приказу из Вашингтона виноват Путин. И бездумная толпа сейчас его и рвёт, не задумываясь о том, что завтра она будет лизать сапоги иностранному солдату. Положение серьёзное – думать надо. Всегда нужно думать о том, что делать.

Слушатель из аудитории: Думать Вы не даёте. Вы тут говорите, и мы должны во всём вам верить.

Пякин Валерий Викторович: А я не заставляю Вас верить.

Слушатель из аудитории: А если у меня вопрос возникает, я же… А Вы не хотите на него отвечать.

Пякин Валерий Викторович: Подождите, подождите. Вот Вы не первый год ходите на семинары. Ваш вопрос за эти годы не изменился. Ваш вопрос заключается в том, чтобы протянуть время, не дать обсудить многие вопросы. Все попытки ответить Вам на любой Ваш вопрос наталкивается на одно – «это меня не интересует, вы должны сказать так, как я хочу». Извините.

Слушатель из аудитории: Я хочу, чтобы Вы прямо ответили на вопрос.

Пякин Валерий Викторович: Я Вам всегда на все вопросы отвечаю прямо. И такого, чтобы я увиливал, нет. [На] любой вопрос, какой бы он ни был трудный и щекотливый, я отвечаю прямо. И это могут подтвердить все, кто присутствует на этом семинаре. Но Вас не интересуют мои ответы, Вас интересует только одно – добиться от меня, чтобы я сказал так, как считаете Вы. И Вы упорно бьёте в одну точку.

Слушатель из аудитории: Неправда. Неправда. Я хочу от Вас прямой ответ.

Пякин Валерий Викторович: И сейчас то же самое.

Слушатель из аудитории: Прямой.

Пякин Валерий Викторович: Какой?

Слушатель из аудитории: Отрицательный, но он будет прямой.

Пякин Валерий Викторович: Какой?

Слушатель из аудитории: А Вы всегда уходите… Вот давайте: Прохоров – это проект Путина? Скажи! 

Аудитория: Нет, конечно.

Слушатель из аудитории: Ну вот одно слово всего надо ответить. А Вы сейчас будете мне полчаса говорить. Ну проект это Путина или не проект?

Аудитория: Нет.

Слушатель из аудитории: А про Голикову чего он сказал?.. Это же факт! Вы же факты не называете! И всё его хвалите, хвалите, а ни одного факта. А все факты против.

Пякин Валерий Викторович (рисует на доске схему): Это ответ на Ваш вопрос. Ваши вопросы всегда укладываются в эту схему.

Вот есть ложь: есть ложь 1 и есть ложь 2. Вы мне всегда предлагаете выбрать или одну ложь, или другую. Я Вам говорю про это – про истину. Но для Вас она за колючей проволокой, и не сметь трогать. Каждый раз, когда я Вам начинаю рассказывать о всех перипетиях, когда я Вам начинаю рассказывать об УПРАВЛЕНИИ социальными процессами (как всё это организовывается), Вас это не интересует. Вас интересует, чтобы я согласился либо с одной ложью, либо с другой, потому что Вам это понятно, Вам нужно [это]. Но я не буду соглашаться с ложью. Я Вам буду каждый раз на каждый [вопрос] говорить: «Истина в другом – в третьем». Понимаете? Не в том.

Вы говорите: «Проект Путина». В чём-то может быть проектом любой. Но каждый проект решает конкретную задачу. Задача в противостоянии кланов заключается в том, чтобы сгруппировать кланы так, чтобы их действия во вред России были нейтрализованы, а действия во благо России были усилены.

И ещё одно обстоятельство есть: то, что воспринимается как «проект Путина», часто является вынужденным действием под давлением среды. Ну мы же это проходили уже, вспомните. Каждая система имеет возможность развиваться или хотя бы выживать только в том случае, если её возможности выше или равны давлению среды; недостаток её ресурсных возможностей до́лжно компенсировать повышением качества управления. Мы об этом постоянно говорим. Мы постоянно говорим об управленческих манёврах. Мы говорим о том, как надо всё это делать. И для чего у нас целый блок отведён [для] практической части? Мы на конкретных примерах из раза в раз разбираем все эти манёвры, блоки.

Аудитория: Прохоров – это манёвр?

Слушатель из аудитории: Ну давайте разберём…

Аудитория: А можно вопрос человеку этому задать? Вот скажите, пожалуйста. Хорошо, предположим, Прохоров – это проект Путина. И что, это плохо или хорошо? Скажите Вы, Ваше мнение.

Аудитории: Вас это устраивает? Вот скажите, Вас это устраивает? Прохоров.

Пякин Валерий Викторович: Правильно, [дайте] оценку. Считаем Прохорова проектом Путина. Оценка этого проекта.

Слушатель из аудитории: Да не нужна мне оценка.

Смех в аудитории: Вот!

Пякин Валерий Викторович: Ну и приехали. Те есть задать вопрос, но при этом ответ не нужен. 

Слушатель из аудитории: Нет. А дальше идём…

Пякин Валерий Викторович (с иронией): А теперь идём дальше.

Слушатель из аудитории: И все митинги – это тоже самое, проект Путина. И что тут говорить? Он всё это задумал и всё это делает.

Аудитория: Зюганов – это тоже «проект Путина». Вы в курсе?

Слушатель из аудитории: [...] Вот весело. Вот они выводы.

Пякин Валерий Викторович: Да зачем? Горбачёв – проект Путина.

Аудитория: Да, да, да. И Брежнев.

Пякин Валерий Викторович: Брежнев – проект Путина. Хрущёв – проект Путина. Давайте дальше, кто круче?

Аудитория: Керенский.

Пякин Валерий Викторович: Керенский, во! Вот смотрите, проект Путина… Сейчас западный обыватель не понимает только одного: как Путин с такими преступлениями, которые ему расписали, до сих пор на свободе и не в тюрьме. Поэтому как только Путин будет лишён своего статуса (неприкосновенности), он будет немедленно арестован и умерщвлён в Гааге, как это было сделано с Милошевичем, как это было с Каддафи.

И вот представьте себе, никто не скрывает цель всех этих манифестаций. Никто. Маккейн (бывший кандидат в президенты; не просто какой-то сенатор, а кандидат в президенты – его партия выдвинула; то есть это человек, обладающий очень…) говорит: «Путина ждёт судьба Каддафи». Обама говорит: «Путин несовместим с демократией. Мы должны поддержать все эти митинги. В этом цель Соединенных Штатов». И вот нам сейчас говорят: «Это проект Путина». [По их мнению], Путин – самоубийца. Он хочет, чтобы его растерзали, как Каддафи. Он хочет, чтобы его убили, как Милошевича. Ради этого – чтобы расправились с его семьей – он и затевает все эти проекты. 

Ну, ребята, у вас голова-то для чего дана?

Слушатель из аудитории: А для чего он с Киссинджером встречался?

Пякин Валерий Викторович: Круто!

Слушатель из аудитории: Круто, конечно.

Аудитория: А с Киссинджером для чего… Он генеральный секретарь.

Слушатель из аудитории: То, что вы говорите, это всё болтовня.

Пякин Валерий Викторович: Да, конечно. Для чего же председатель правительства встречается с государственными лицами других стран?

Аудитория: Для чего заместитель Зюганова ходил на встречу к Макфолу? Вполне официально.

Аудитория: Да, вот это интересный вопрос.

Аудитория: А для чего в Новосибирской области была встреча с консулом Великобритании?

Пякин Валерий Викторович: Не с консулом, а со вторым секретарём посольства, политическим. А это разведка. И никто ничего. Но ведь это же, понимаете… «Да что это вы говорите!» Путин по своему статусу председателя правительства не имеет права заниматься. А вот политические деятели, им самое время заниматься тайными переговорами. 

Ну что ж, всем спасибо за работу!

Аудитория: Валерий Викторович, а можно ещё один вопрос задать?

Пякин Валерий Викторович: Да.

Аудитория: По поводу митингов. Была сделана заявка на митинги на двести тысяч человек теми, которые против «оранжевой» революции. Как Вы считаете, это нужно?

Пякин Валерий Викторович: Значит, я одно вам скажу. Необходимо строить информационную работу таким образом, чтобы этих митингов не было. Они в принципе энергию людей тратят не туда. Но мы живём в реальном мiре, мы живём в реальной нравственности людей. И потому, если сейчас митинг объявлен, то для картинки западного телевидения нужно сделать так, чтобы они видели – подавляющее большинство населения России за Россию, против «оранжевой» чумы. Сколько бы они ни сгоняли членов КПРФ на Болотную.

 

11:43 15.02.2012

Вопрос-ответ

Это Алтай

Статистика