Семинар 20 декабря 2011 г.

Семинар от 20 декабря 2011 года. Продолжение темы «Безструктурное управление»

Теоретическая часть: Структуры управления до начала процесса управления – нет. Она формируется в ходе управления на основе безадресного циркулярного распространения информации в среде множества элементов. Это управление статистическими характеристиками массовых явлений. Три параметра окружающей среды – хранение, распространение и переработка информации. Кто формирует информационное поле, тот и сформирует господствующие над множеством элементов вероятностные предопределенности.

Практическая часть – рассмотрение текущих событий с позиции КОБ через призму ДОТУ.

  1. О двойных стандартах при освещении одних и тех же событий в мире (демонстрации в Киргизии и Египте).
  2. О двух ветвях «элиты» в России.
  3. О северной и южной Корее.
  4. О Рогозине и ВПК.
  5. Прямое общение Путина с народом.

 

Стенограмма:

Валерий Викторович: <...> Даже те, кто употребляет термин «безструктурное управление», не совсем понимают, что же это такое и как [работает].

Вот если [при] структурном [управлении] структура складывается до начала управления, то при безструктурном управлении структуры до начала управления нет – структура начинает формироваться в ходе управления на основе преимущественно безадресного циркулярного распространения информации в среде множества элементов. Запускается определённый модуль, и он работает. Причём, какая [получается] ситуация: работая, он порождает из себя замкнутую систему управления вероятностно-предопределённо (то есть либо может породить, либо не может породить). Почему? Потому что должно быть некое соответствие. А соответствие чему? Соответствие этому информационному модулю. 

В результате получается что? Такие элементы мы рассматривали на прошлом семинаре. [К примеру], вбрасывается информационный модуль иудо-христианства. В одних системах он установился (с различными издержками), в других системах он не установился, потому что эти элементы вероятностно-предопределённо эту систему из себя не структурировали, оказались невосприимчивыми к этому информационному модулю. Почему? Потому что само множество элементов является замкнутой системой управления. Как та система, которая реагирует на информационный модуль, так и другая, которая оказалась вне действия этого информационного модуля, – [обе] являются замкнутыми системами управления, в которых иерархически упорядочено прохождение прямых и обратных связей. Прохождение этих прямых и обратных связей во многом определяет то, как реагирует эта замкнутая система на информационный модуль. А архитектура этой замкнутой системы меняется в ходе самого процесса управления. 

В то же время любая замкнутая система управления порождает в себе процессы самоуправления и точно такие же замкнутые системы. Мы это рассматривали. <Рисует на доске>.

\\spb-prof-01.tt-center.ru\Documents$\dlavrenko\Desktop\Субъект управления - Объект управления (Снимок).JPG

Рис. 1. Замкнутая система. СУ – субъект управления, ОУ – объект управления, УВ – управляющее воздействие.

[Есть] субъект управления, [есть] объект управления, [управляющее воздействие], результат и [обратная связь] – и эта система работает в среде. Но субъект управления может состоять точно из такой же составляющей, то есть <рисует фрагмент, обозначенный красным цветом> субъекта управления, объекта управления, выхода [и обратной связи] – и для него средой будет являться уже этот субъект управления. То же самое с объектом управления <рисует фрагмент, обозначенный зелёным цветом>. И [такое] дробление может [происходить] дальше и дальше. 

На основе структурного управления… мы можем говорить, [что это] надгосударственное управление, государственное управление, [управление] субъектами регионов, районное, муниципальное [управление] – и так до необходимого количества. Это примитивно по структуре, но [мы берём этот пример] для того, чтобы понять эту взаимную вложенность, когда множество элементов является средой. <Показывает на приведённую выше схему.> [Есть] множество элементов, они являются субъектом управления, но этот [субъект управления] в то же время – среда, в которой порождаются собственные процессы самоуправления, из которых складывается структура на основе определённых информационных модулей.

Безструктурное управление – это управление статистическими характеристиками массовых явлений. Именно статистическими характеристиками. И строится оно на основе господствующих над этим множеством элементов вероятностных предопределённостей хранения, распространения и переработки информации. Поэтому информационный модуль оказывается эффективным [по отношению к] одному множеству элементов, [с] вероятностно предопределёнными принципами хранения, распространения и переработки информации [которого есть] соответствие (единство), и оказывается неэффективным [по отношению] к другому множеству элементов, у которого эти принципы другие. 

Что сейчас, например, наблюдается у нас в стране? Прежде чем запустить Перестройку, у нас был «застой»: менялся сам принцип хранения, переработки и распространения информации – тогда элементная база готовилась к восприятию другого информационного модуля. И страна была готова. К чему? К Перестройке. Во время Перестройки внедрили другой информационный модуль, который начал готовить соприкасающиеся элементы к тому, чтобы уже не перестраивали «социализм с человеческим лицом», а строили капитализм. Теперь готовят к тому, что страна должна вообще прекратить своё существование: «А зачем нужна эта страна?»

Я каждый раз говорю на семинаре, но мой голос – глас вопиющего в пустыне… Подавляющее большинство из вас имеет возможность работать в Интернете. Есть сайт bankfax.ru, специальный сайт, – тоже своего рода информационный модуль, где снимаются обратные связи об управлении. [На нём] публикуются очень острые, управленчески значимые материалы, которые другие сайты не публикуют, и там идёт обсуждение. На этом сайте постоянно пасётся всё экспертное аналитическое сообщество Алтайского края, и сюда же заглядывают из «центра», чтобы оценить: «А что вообще в крае происходит? Как к тому [или иному] явлению относятся люди? Как скорректировать управление?» И что я вижу? Врагов Отечества – масса. А тех, кто бьётся за Отечество, – мало.

И когда я [говорю об этом, то в ответ слышу]: «Ну что [вы], у нас люди все разумные, они же поймут. Ничего, [к худшему] не изменится». Я эти голоса слышал в 1991 году, когда говорил: «Почему вы уклоняетесь от информационной работы? Почему вы “демократизаторам” ничего не [противопоставляете]?» [В ответ]: «Да у нас люди-то какие разумные! Вы посмотрите, как проголосовали на референдуме! Нет, ничего [плохого] не будет с Советским Союзом. Будет перестройка». И так дальше каждый раз. 

То есть сейчас поле боя – это поле информационное. Линией фронта [являются] различные форумы, различные социальные группы – везде, где идёт обсуждение.

[Как это] происходит? Формируется информационное поле, и вот [в него попадает] молодой человек – он ещё ни в чём не определился, он только начинает интересоваться, что же и как в стране [происходит]. Он выходит [в информационное пространство], а его заваливает [только] одна информация: «Зачем эта страна нужна?! Надо жить [так], как [живут] в другой стране! Да если мы здесь [как в] Ливии [майдан устроим], мы-то будем как в шоколаде, это мы [власть] к стенке поставим». То есть идёт разрыв [в голове], и молодой человек [думает]: «О, правильно!», и уходит [уже с такой мыслью] – у него [перед глазами] нет другого мнения, с которым он мог бы соотнестись. Ему формируют мiровоззрение!

Это один аспект – когда готовят множество элементов под внедрение другого информационного блока, под новый манёвр управления, который изменит состояние страны, состояние общества.

И второй момент. Когда мiровое «демократическое» сообщество ведёт информационное взаимодействие с какой-либо страной, оно на что опирается? «Мы проанализировали Интернет-сферу, активность [в ней]. И что мы видим? Все в оппозиции. А вы с этим не считаетесь, вы народ давите! Вы что делаете? Ну-ка давайте-ка…» То же самое [касается выхода] на митинги. Я слышал такую позицию: «Ну и что, [что] я вышел [на митинг]? Кто там будет [обращать на это внимание]? Разве Западу [есть до этого дело]?» Я рекомендую, зайдите в Интернет, запустите поиск: «Барнаул, западное информационное агентство, CNN…».

Слушатель в аудитории: Как пишется?

Валерий Викторович: Bankfax? Вы его можете и через Яндекс найти. <Пишет на доске «bankfax.ru»>. 

Какая происходит ситуация? Прошёл митинг. Готовится встреча – саммит Россия-ЕС, приглашают Медведева для того, чтобы решить свои проблемы (а у Евросоюза очень серьёзные проблемы) за счёт ресурсов России. Мы в этом заинтересованы: «Да, дадим ресурсы, но [взамен] решим свои политические проблемы. Всё-таки мы страна оккупированная, надо как-то сбрасывать [оккупацию]. Раз вы, [Евросоюз], чего-то хотите, [надо вас] за этот интерес ловить и решать свои государственные проблемы». Но Евросоюз же нам ничего не хочет давать – он хочет, чтобы мы для них работали безплатно, чтобы мы были сырьевым придатком. И что делает Евросоюз? В инициативном порядке ещё до прилёта Медведева объявляет: «А мы меняем повестку встречи. И первым вопросом будет положение с правами человека в России по результатам выборов. Что это вы там устраиваете у себя гонения на людей?» Вот вам результат – мы приезжаем туда, нам начинают [предъявлять претензии], а мы начинаем оправдываться и говорить: «Нет, мы хорошие».

В этот [же] раз всё получилось наоборот. Медведев приехал [и выступил] чётко, заучено, свободно. Это объясняется двумя причинами. Раньше, когда он работал, [подражая] Путину, ему было неуютно, потому что он как бы носил пиджак с чужого плеча – он в этих категориях не мыслит, он в этих категориях ничего не понимает. Но он видит, что на это реагирует население. И он [мыслит] как подростки, которые думают: «Если я буду материться и курить, [все] сразу поймут, [что] я взрослый». У Медведева [было] подобного рода мышление, когда он Путина копировал. [И] тут, [на очередном саммите Россия-ЕС он вёл себя по-другому] – естественно, свободно, легко [заявил]: «А вы не суйтесь в наши дела! У вас есть свои проблемы, у нас свои. И мы решаем свои без вас». Жёсткая позиция. И Евросоюз притих. Почему? Потому что какой бы слабой ни была Россия, это не та страна, которой можно диктовать волю, если руководство страны этого не позволяет, – это просто невозможно делать. Медведев это не позволил. 

А почему он это сделал? Да [по] двум причинам:

  • Первая: он реально видит, [что] Соединённые Штаты спокойно, без напряга сливают всех, кому обещали гарантии неприкосновенности, – отматросили и выбросили. И он реально видит, что вся эта «митинговая демократия» направлена конкретно против него – против Медведева, то есть его реально могут поставить к стенке в результате победы «митинговой демократии». [Ему] не хочется.

  • Вторая [причина]: он всегда работал на интересы Соединённых Штатов, он уничтожал всё, что делал Путин, ради того, чтобы выслужиться перед Соединёнными Штатами. И вдруг появляется возможность: с одной стороны, избежать [нежелательной ситуации], чтобы тебя к стенке не поставили, а с другой – ещё раз выслужиться перед Соединёнными Штатами. Что сейчас нужно Соединённым Штатам? Построить Евросоюз так, чтобы Евросоюз был управляем. Отсюда и лёгкость [в поведении Медведева]: я, что называется, [могу] и честь соблюсти, и капитал приобрести. И того, и другого он добивается одним этим заявлением.

Но к чему я это говорю? Здесь была политическая воля. А [вот] Янукович, который тоже поехал в Евросоюз [и которому так же] говорят: «Ты чего? Ты чего делаешь-то с Тимошенко? Ну так ты смотри!», [лепечет в ответ]: «Да-да-да. Ой, спасибо, научили! Ой, будем [слушаться]!» Это показатель того, что никакой самостоятельности у руководства Украины нет и в принципе быть не может. Потому что все государственные структуры прогибаются под это внешнее влияние. 

Если мы не хотим, чтобы какой-то информационный модуль разрушил страну… то есть [если] вы видите, что [это происходит и] вы этого не хотите, то вы должны активно участвовать [в дискуссиях] на всех этих форумах. Вы должны формировать информационное пространство так, как вы считаете нужным. Не надо [при этом использовать] какие-то клише. Если [поинтересуетесь, я] всегда подскажу общее направление, которого надо [придерживаться]. Но [необходимо] всё писать самому, быть ответственными за свои [слова]. Потому что если [вашего мнения] нет [в информационном поле], то, значит, и нет представления о ваших интересах – [тогда] за вас решат будущее страны, за вас оно будет сформировано. А, может, это будет [сделано] и за счёт ваших интересов. Поэтому на всех этих интернет-форумах надо присутствовать. Другое дело, что [проплаченные] и осатанелые [комментаторы] имеют ресурс [для того], чтобы присутствовать там постоянно. Никто не призывает жертвовать собой, идти на баррикады, нет. Но [можно] выбрать какую-то тему, выбрать время (вечером, днём, когда получится), написать один-два комментария в день – это [значит] уже совершенно изменить информационное поле.

Было трудно, но в принципе мы с этой задачей справились – мы погасили эту митинговую кампанейщину, которую развернули по итогам выборов, [с] призывами к новой волне [протестов]. А что сейчас происходит? Все партии заявляют о проведении альтернативных выборов: «У нас есть свои требования. Но к этим – немцовым, касьяновым, навальным – мы никакого отношения не имеем». Всё, это крах. И тогда глобальное управление, [выступающее] сейчас в лице Соединённых Штатов, которым избрания Путина ни в коем случае не хочется, приступило (с фазовым сдвигом, преждевременно!) к отработке кандидатуры Путина. И что началось в Интернете, на том же bankfax.ru? На всех сайтах эти проплаченные, осатанелые [комментаторы] просто визжат, скулят, оскорбляют – они пытаются увести от смысловой части обсуждения по Путину, чтобы не было смысловой [дискуссии]. В смысловой части эту схватку по выборам они уже проиграли!

Даже «Голос», который проплачивается из Соединённых Штатов, показал, что в Алтайском крае оснований для манифестаций НЕ БЫЛО. Представитель «Голоса» заявил, что в Алтайском крае результат выборов в целом (с определёнными допусками) отражает реальный политический расклад сил. Даже они это признают, они вынуждены это признавать. Они признали, что в Алтайском крае уровень фальсификаций один из самых низких – на 77 месте из 88 регионов, они дали нам 3,5 балла. Но если сравнить с уровнем фальсификаций, который они дали Чечне (это 94 с лишним балла), то можно представить, что такое 3,5 [балла] и 94 [балла]. Когда нам говорят… Воронин аж вопит: «Безпрецедентно высокий уровень подтасовок!» Не было безпрецедентно высокого [уровня подтасовок]. Вот при Ельцине были безпрецедентно высокие уровни подтасовок. [Но] никто же не выступал, всем же было хорошо. Почему сейчас выступают? [Потому что] во что бы то ни стало нужно свалить Путина.

Повторю, если мы хотим, чтобы наша матрица благополучного развития страны в русле Божьего Промысла состоялась, то нам и самим нужно формировать эту среду, которая была бы благоприятна к восприятию нашего информационного модуля. То есть мы должны в окружающей среде менять три параметра. Какие? Я только что говорил: хранение, распространение и переработку информации. [Всё зависит от того], как мы [это] сформируем: [если] общество будет глухо к информации, не будет распространять значимую информацию, если общество будет герметизировать информацию (выдавать её по чуть-чуть), если общество будет перерабатывать информацию только у себя, а другим закроет [доступ] и не [будет её] давать («А чего? Пусть сами перерабатывают эту информацию, пусть сами получают эту информацию»), – [то] ничего не [получится]. Тот, кто сформирует информационное поле, тот и навяжет эти господствующие над множеством элементов вероятностные предопределённости, и мы будем иметь уже готовый результат. 

Можно и другие примеры приводить, но я думаю лучше приступить… С теорией мы сегодня уложились в полчаса.

Слушатель в аудитории: Валерий Викторович, а вот «едроссы» тоже выступили с митингами. Зачем? Они говорили, что поддержат Путина.

Валерий Викторович: Знаете, когда Гитлер сюда вторгся, он тоже говорил, что идёт освобождать от большевизма. А белые говорили, что они идут освобождать страну от «наймитов германского кайзера», при этом ВСЕ белые (в европейской части) сотрудничали с Германией. Они получали вооружение, они проводили совместные мероприятия. Но при этом обвиняли красных (ленинское большевистское правительство) в том, что они «агенты Германии». 

Говорят [они] одно, но, как говорится, по плодам узнаете вы их. А каковы плоды? А плоды таковы. В приказном порядке собрали людей в рабочее время, привезли на митинг и приказали манифестовать «за Путина». [Зачем это делается]? В математике есть доказательство прямое и есть [доказательство] от обратного. Если мы хотим добиться какого-то результата, мы можем это сделать двумя способами. Первый – это убедить людей, доказать, что нужно действовать так, а не иначе. И второй способ – выставить параметр, который прямо противоположен нашей цели, и заставлять людей выражать свою поддержку именно этому [параметру]; статистически предопределённо люди из чувства противоречия, не разбираясь в сути проблемы, в сути процесса, будут поступать прямо наоборот. Именно на это и было рассчитано. Можно было провести митинг… у Путина достаточно хороший рейтинг, достаточно поддержки населения, и можно было провести действительно народный митинг в поддержку Путина. Но Карлину, руководству «Единой России» Алтайского края это ни в коем случае не надо – им нужно, чтобы на следующих выборах Путин не победил.

Что сделало чиновничество, когда нужно было, чтобы Суриков не победил? Вызывают дворников [и говорят]: «Если у тебя в доме плохо проголосуют (по процентам), я тебя уволю». И сидят дворники и думают: «А я-то каким боком здесь?» И так по всем [структурам]. То есть вызывает начальник [предвыборного] штаба [Сурикова] Германенко Владимир Сергеевич и начинает на всех [давить]: «У тебя по управлению… У тебя по городу… У тебя…» Те приезжают [к себе] и начинают [внутри] своей структуры давить. В результате [у людей] отторжение: «Нас заставляют за Сурикова голосовать!» Никто уже не [стал] разбираться, а что реально Суриков сделал для Алтайского края, что Суриков реально спас Алтайский край от экономической катастрофы – и экономика, и люди выжили именно благодаря тому, что Суриков оказался на управлении, [он] сманеврировал, спас, увёл край [от катастрофы]. Потом он в тандеме с Путиным это делал. Но нужно было [его] убрать, и люди уже не соображали: «Ах, кто угодно, лишь бы только не Суриков. Нас тут заставляют [за него голосовать]».

Вы [разве] не видите, [что сейчас] происходит то же самое. Ничего другого они не придумали. Чтобы [люди] не проголосовали за Путина, нужно по пределу включить административный ресурс. И они его уже включили – уже сейчас [пытаются] озлобить народ.

Помните, мы рассматривали статью из журнала Конгресса Соединённых Штатов The National Interest («Национальный интерес»)? [Они обозначили] три задачи в отношении Путина… вернее, задача у них одна, [и есть] три способа решения проблемы Путина в России. [А] задача одна – не допустить того, чтобы Путин был избран президентом России. Как это можно решить? Первое: убедить Путина в том, чтобы он сам отказался выдвигаться кандидатом в президенты России.

Слушатель в аудитории: Повторите ещё раз.

Валерий Викторович: Соединённым Штатам ни в коем случае нельзя допустить, чтобы президентом России стал Путин. Как решить эту проблему?

  • Первое: Путин должен сам отказаться от этого. К нам приезжал Байден, который встречался с Путиным (эту информацию слили), и он ему предлагал очень сладкие условия, чтобы Путин отказался выдвигаться в президенты России. Путин отказался [от предложения].

  • Второй пункт (как решать проблему в случае, если Путин отказывается [принять условия]). Учитывая полную монополию [США] над средствами массовой информации в России, нужно создать такой образ Путина, чтобы люди его возненавидели как исчадие ада. И на основе этого решить [проблему], чтобы Путин не [был] избран президентом России.

  • Третье. Если каким-то образом Путину удастся переиграть и нам не удастся навязать обществу его исключительно негативный образ… на каждого Кеннеди найдётся свой Ли Харви Освальд. На этом статья заканчивается.

Как видим, американцы поступают в полном соответствии [с этим планом]: один из трёх пунктов выполнен, второй выполняется по полной программе. Они не отступают от того, что огласили. Они даже не стесняются, не скрывают своих планов – они [их] прямо предъявляют. Почему? Потому что они учитывают информационное состояние общества. В обществе, которое не интересуется проблемами управления (а таковым является всё общество на Западе и в большой степени теперь уже взращивается у нас), эту информацию можно оглашать для скорости передачи информации, создания своих замкнутых систем управления, которые потом определённым образом структурируются под определённые задачи. 

Они нас ни во что не ставят. Представьте себе, в какой стране можно было бы так сделать? Россия могла бы сделать такое? [Например], посольство России в Вашингтоне объявляет, что оно нанимает людей с определённой зарплатой в месяц [для выполнения] одной задачи – сидеть в Интернете и поливать грязью одного из кандидатов в президенты Соединённых Штатов. Могло бы] так поступить посольство России в Соединённых Штатах?

Слушатель в аудитории: Нет.

Валерий Викторович: Нет. Почему так поступает посольство Соединённых Штатов в России и никто (заметьте, никто) этого не замечает, предпочитают не замечать? Они нанимают людей, платят 82 тысячи рублей в месяц за то, чтобы [те] обливали грязью Путина на всех форумах. Вы откройте любой форум: они ничего не могут сказать по существу, но сколько они выливают грязи, оскорблений, унижений. И они формируют это информационное поле. То есть находятся люди… Я одного такого «патриота» здесь в Барнауле встречал. Говорит: «Представляешь, можно деньги заработать (враги, Соединённые Штаты, заплатят) и Путина убрать, страну защитить. Они же дураки в Соединённых Штатах, они же не знают, за что они деньги-то платят. Мы ж патриоты-то знаем. Путин – исчадие ада, надо убрать его. Надо в Интернете сидеть [и сделать всё], чтобы люди возненавидели Путина».

Сейчас линия фронта проходит здесь – по Путину!

Слушатель в аудитории: А может быть, специально негатив формируется, чтобы вызвать обратную реакцию?

Валерий Викторович: Нет. Обратной реакции здесь быть не может. Для того, чтобы была обратная реакция, у людей должна быть информация о позитиве. То есть люди [должны] знать, что реально сделал Путин для страны, и когда на него клевещут, [они будут отвечать]: «Вот гады! Что они делают? Я же знаю, [что] они врут. Он сделал то-то, то-то, то-то». 

Вы где-нибудь просто спросите: «А что реально Путин сделал для страны?» И вам скажут: «Ничего. При Путине уровень жизни упал безпрецедентно низко. При Путине олигархи живут. Плоская шкала налогообложения. Путин все ресурсы выводит на Запад, деньги все на Западе. Он подчиняется Западу. [Его] друзья – олигархи». [Это то], что идёт по средствам массовой информации. О том, что реально сделал Путин, в средствах массовой информации ничего [не говорится]. Может быть, такой информации [не существует]? Нет, мы знаем, [что] Караулов хотел снять восьмисерийный фильм «Неизвестный Путин», снял четыре серии и всё – [дальше] не смог. Есть другие [люди, которые] снимают различные фильмы: сейчас видеотехника достаточно доступна, и не все люди тупые, не все безучастно относятся к информации, которая циркулирует в обществе. Доказательство [тому] – [то, что люди] пришли [сюда на семинар] в своё свободное время изучать науку управления, потому что считают для себя это нужным. Не все у нас [представляют собой] сексуально-пищеварительный аппарат, в который пытаются сейчас [превратить людей] при помощи средств массовой информации, [вернее], дезинформации (потому что информация – это что-то «в форме», «в образе»; а нам пытаются сформировать нечто «безобразное», «дезинформированное»). Так вот не все [такие]. [Люди] делают различные фильмы, можно показать [их] в прайм-тайм [на телевидении] и сказать: «Люди, смотрите, вот есть одна информация, вот есть другая. Разберитесь и соотнеситесь». Нет. 

На Путина было совершено пять попыток покушений. Пять! Ни об одной из них общество не знает. А когда в Интернете кто-то заикается об этом, [в ответ]: «Да чего там, тысяча покушений! Да чего там, двадцать пять покушений!» То есть начинают просто [забалтывать, высмеивать]. Почему? Потому что нет информационной поддержки этого.

Вообще, когда работаешь в Интернете, нужно знать, что тебе возразят. Поэтому нужно формировать информационный блок таким образом, чтобы было как можно меньше возражений, то есть накрывать сразу. [Вот взять] покушения. На Путина были покушения, об этом говорил Гейдар Алиев – [президент] Азербайджана, [где] предотвратили покушение на Путина. Информация [об этом] в Интернете есть, посмотрите. Всё! В этих условия голословное заявление о том, что «на Путина была тысяча покушений», сразу [влечёт вопрос]: ты дурак или кто? Тебе говорит [об этом] руководитель государства, [который] отнюдь не в очень-то хороших и дружеских отношениях с нами, больше тяготеющий к Турции, но тем не менее он говорит о том, что они предотвратили покушение на Путина. И Гейдар Алиев говорит о том (это можно найти в Интернете), что он знает, что на Путина были совершены и другие попытки покушения, и он удивлён тем, что наши средства массовой информации об этом молчат. Он говорит: «А мы тоже не собираемся об этом [везде кричать], бить себя в грудь, что мы [предотвратили покушение]. Раз вы молчите, а нам-то что [тогда об этом говорить]?»

И такую информацию можно [найти]. [Но] когда о чём-то пишешь, нужно подложить [под излагаемое] информационную оболочку… не оболочку, а факт. Когда это есть, тогда дискуссия просто… Надо выводить любую дискуссию на смысловую сторону, без оскорблений. Оскорбляют они. Они знают, что они отрабатывают деньги, им наплевать на страну. Я на bankfax.ru прочитал [такой диалог]. Один говорит: «Вы чего? Страна – как лодка. Нельзя раскачивать, она же утонет». Ему отвечают: «Да быстрее бы она утонула, туда ей и дорога». [Это говорят о] России [живущие здесь же люди], понимаете? «Быстрее бы». Ну что, [ему] деньги отрабатывать надо, [а] нравственность такова, что его здесь с Россией ничего не связывает. 

Когда мы говорим о том, что в России 140 миллионов населения, нужно ещё помнить и другую составляющую: а каково качество этого населения? Сколько из них наркоманов, сколько из них сформировано с проамериканской рабской психологией, которые считают Америку «империей добра» и что она несёт только благо, и если она кого-то отбомбила, то нужно быть за это только благодарным – вообще такая мазохистская позиция. Помните [телепередачу] «Исторический процесс» со Сванидзе? Если кто смотрел, там Кургинян говорил: «Бомбы падают, убивают женщин и детей». А ему отвечает Сванидзе (или его эксперт): «Да вы что, не знаете? У американцев умные бомбы, они не убивают женщин и детей». <Смех в аудитории>

Слушатель в аудитории: По половому признаку убивают.

Валерий Викторович: Нет, они вообще умные, они только военных убивают – упала [бомба] и убила только военного. Понимаете, какая рабская психология, – они готовы лечь под что угодно.

Это то, что касалось теории, хотя мы теорию разбираем на практике. А теперь будем разбирать практику и изучать теорию. [Начинается] вторая часть нашего семинара – практическая. Кто какие события за прошедшую неделю отметил? Чем они показались интересными? Что они значат с позиции Концепции общественной безопасности через призму Достаточно общей теории управления. Начинаем.

Слушатель в аудитории: В Казахстане произошли столкновения. Я считаю, что Соединённые Штаты Америки приняли участие в этом.

Валерий Викторович: Хорошо. Соединённые Штаты Америки. Какова мiровая реакция на эти столкновения в Казахстане?

Слушатель в аудитории: Тишина.

Валерий Викторович: Тишина. Спокойно. А [почему-то] Сирии они ого-го [как] говорят. [Хотя] вроде одни и те же события. То есть там, где процессы соответствуют становлению процесса управления, задуманного Глобальным Предиктором, [где идёт] коррекция, там идёт цивилизованное (пусть жёсткое, но) наведение конституционного порядка. А там, где государство управляется не так, как нужно глобальщикам, там [происходит] «безпрецедентное нарушение прав человека».

Возьмите Египет. Помните, когда на площади сидели [демонстранты] и [президент Египта] Мубарак пытался с ними спокойно договориться? Ничего [у него не вышло]. Теперь же в Египте сменилось управление (в какой степени оно сменилось, это уже другой вопрос, но управление сменилось), Мубарак сидит в тюрьме. И армия без проблем применила оружие, [есть] убитые. Западное сообщество слегка выразило обеспокоенность, [и только через] неделю после этих событий: не слишком ли жестковато произошло? А почему выразило? А потому что вдруг ни с того ни с сего проскользнула информация: оказывается, как со стороны военных, так и со стороны манифестантов действовали какие-то странные группы снайперов, одни [из которых] обстреливали военных, другие – манифестантов. И сделали это заявление как сами манифестующие, так и правительство. И как только информация об этом просочилась, так сразу сказали: «Ай-ай-ай! Ты смотри, мы ведь можем озаботиться наведением конституционного порядка». 

Но ведь зачем-то же эти группы появились? Кто-то же их прислал? А прислали их для того, чтобы скорректировать управление в нужную для себя сторону: «Будешь хорошим – не будет волнений. А будешь нехорошим… ну так судьба ливийского “диктатора” Каддафи ни для кого не является, так скажем, делом давно прошедших дней, преданьем старины глубокой».

Слушатель в аудитории: Саддам Хусейн тоже.

Валерий Викторович: Хусейн уже как бы подзабылся. В толпо-«элитарном» обществе такие вещи всё-таки сглаживаются, тем более уже информационная работа [была проведена]: «Сам виноват!» Вот чтобы не было «сам виноват», коррекция [и] происходит. 

Как говорил Рузвельт, «в политике ничего не происходит случайно; если что-то [случилось, то так было задумано]». И нет неуправляемых процессов. Соответственно этому… О чём там [в Казахстане] говорят? Была какая-то группа, которая спровоцировала всё это, которая всё это совершила. Но в результате этого были всё-таки определённые МАССОВЫЕ волнения. Следовательно, Назарбаеву что-то показали. А что ему показали? Никто не скажет? По-моему, не так давно по телевизору каких-то «трёх дядек» показывали: какие-то совместные органы управления они формировали. Не напомните, кто это были? И что они такое формировали? И как это странно, [что] именно в преддверии всего этого происходят такие события. Совпадение? [Разве можно] сказать, что это случайность? 

Вот так начинают показывать. А почему таких событий нет в Белоруссии? Правильно! Когда они [год назад] провели массовые манифестации, то было более шестисот арестованных, к которым были применены определённые меры. Чем хороша кадровая база глобальщиков, [так это тем, что] она трусливая. Она же работает за деньги, а не за идею. И просто так выходить под милицейские палки, когда [у них] это ещё [свежо в памяти, они не будут] – они найдут массу причин, чтобы эти манифестации, выступления не состоялись. Поэтому сейчас в Белоруссии и тишина. А Назарбаеву показали. А у нас тоже прошли массовые волнения. 

Но тем не менее что происходит? Почему Медведев вдруг стал таким патриотом, начал думать о государственности и не всё разрушать, что сделал Путин? [Наоборот, он] начал кое-что стабилизировать, чтобы это не было разрушено, и кое-что делать в интересах государства. Плохо делает – это нам ещё аукнется, но тем не менее это лучше, чем [когда] он разрушал.

Слушатель в аудитории: Тимошенко же он видит, и Каддафи видит.

Валерий Викторович: Правильно! Он реально понял, против кого направлены эти манифестации здесь внутри страны, и ему очень не хочется [такой] судьбы. Поэтому он видит [только] один [выход] – он избежит этой судьбы только тогда, когда Россия будет великим государством, способным противостоять западному диктату.

Слушатель в аудитории: В его понимании «великим».

Валерий Викторович: Достаточно [великим], чтобы противостоять западному влиянию, а [дальше ему] уже [не важно]. 

В этом отношении, чтобы не заблуждаться на счёт нашей «элиты», я приведу такой пример. Путин работал, работал, работал с нашими управленцами и говорит: «Ну нельзя воровать всё подряд. Надо где-то останавливать [воровство]». У нас есть такой орган – Совет Безопасности. Он должен как раз эти вопросы отслеживать, чтобы знать, где мы уже дошли до предела, расшатывая страну и растаскивая по карманам, а где ещё, образно говоря, можно поворовать. И этот Совет Безопасности в плане работы на государство ничего не делает. Разворовывают страну, растаскивают, и все думают, что страна будет по-прежнему великой и что с ней будут по-прежнему считаться. А каждый из тех, кто заинтересован в том, чтобы страна была великой и с ней считались, сам потихонечку пытается стать частью западной «элиты». И если ему [на Западе] улыбаются и он считает, что это возможно – [стать частью западной «элиты», то] он без проблем предаёт интересы страны и сам работает на Запад. 

Но есть структура, так скажем, почвенников этой «элиты». [Вообще, есть] две «элиты», мы с вами уже об этом говорили. Одна прямо заинтересована в том, чтобы стать частью «элиты» за счёт развала страны, за счёт её полного уничтожения, за счёт её «цивилизирования» по примеру [того], как были «цивилизированы» Соединённые Штаты. Кстати, это не мой термин, это Валерия Новодворская сказала, что Россию надо «цивилизировать» так, как в своё время была «цивилизирована» Америка, – то есть освободить от местного населения, пусть в резервациях немножко [населения] останется, а так оно лишнее на этой территории. Это же поддерживает Рыжков, это же поддерживает Немцов, Хакамада, Навальный – все, кто вышел на эту площадь. Они все это поддерживают, они хотят нас «цивилизировать» таким вот способом.

Слушатель в аудитории: И церковь тоже. Строит монастыри и с таким условием, что кто успеет забежать туда – молодёжь, конечно… а все остальные погибнут.

Валерий Викторович: Немного отвлекли. О чём говорили?

Слушатель в аудитории: О «цивилизировании».

Валерий Викторович: [Есть] две «элиты»:

  • Одна [ставит целью] прямо разрушить государство, чтобы от него ничего не осталось. Именно эту «элиту» подкармливает Госдеп Соединённых Штатов, посольство Соединённых Штатов. Именно она представлена сейчас различными писаками в Интернете, которые визжат и пищат. 

  • А другая «элита» – «россионская». Она чуть повыше. Она понимает: на Западе они никому не нужны, если они не дадут Западу то, чего у Запада нет. Следовательно, Россию нужно сохранить и не давать им в полном объёме то, что есть в России и что требуется Западу. Понятно, да? Поэтому они помогли Путину собрать Россию, поэтому они помогли Путину ликвидировать СРП. И [всё это] только для [одной цели] – «хотели царствовать и всем владеть» (помните, как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию»?). Но при этом, если у них появится шанс стать частью мировой «элиты», окончательно продав что-то российское, они (в отличие от Ивана Грозного) без проблем это сделают. И это происходит: мы то про одного узнаём, что он становится частью для Запада, то [про] другого. Но при этом все они на побегушках [у западной «элиты»]. Ну, купил Абрамович [футбольный клуб], стал спонсировать «Челси» вместо арабских шейхов. Что, он стал уважаем? Они приняли его в свои ряды? Ничего подобного. И так со всеми олигархами – они там никто и звать их никак. Они нужны, только когда они разрушают страну. 

Поэтому эта, образно говоря, «патриотическая элита» не нужна Западу, и именно её они расшатывают всеми этими делами. [И] Медведев всё-таки решил: «Уж лучше я сюда примкну, это даст мне хоть какую-то гарантию безопасности, чем если я буду работать, как раньше, на ту часть “элиты”».

[Ещё какие] события [произошли]?

Слушатель в аудитории: В Индии повысился оборонный бюджет до уровня Китая.

Валерий Викторович: Все страны мiра готовятся к войне. «Ситуация в мире: в воздухе пахнет грозой». Поэтому нам этого допустить нельзя. Потому что если будет по плану Соединённых Штатов и война всё-таки грянет, это грозит вообще гибелью цивилизации на планете Земля.

Слушатель в аудитории: Они сами об этом не думают?

Валерий Викторович: Думают. Но они думают как? [Что] всё будет канализировано, всё пройдёт так, как прошло в Первую мiровую войну, во Вторую мiровую войну: лишнее население срежется, разрушится определённый промышленный потенциал, сдуется инфляционный пузырь, а они как были господами мiра, так и останутся – на новых технологиях. То есть они [думают], что избегут [обрушения] цивилизации.

Слушатель в аудитории: Мне кажется, что ещё далеко не все думают. Недавно провели исследование в Великобритании: на каждый десятой банкноте нашли следы кокаина. И как описывают исследователи, за последние 20-30 лет к кокаину пристрастилась не только богема Великобритании, но также и финансовые круги. Соответственно, так они и управляют финансовой средой и всеми остальными процессами.

Валерий Викторович: Естественно.

Слушатель в аудитории: Куда они несутся? Они кокаина обнюхались и думают, что они на коне и что держат весь мiр за одно место.

Валерий Викторович: Ну хорошо, кокаина они обнюхались. [А] что, до этого они не употребляли спиртное?

Слушатель в аудитории: Да, в том-то и дело.

Валерий Викторович: Выпивший человек адекватен на следующий день? Вот сегодня у него была гулянка, [а] на следующий день он [будет] адекватен в принятии решений?

Слушатель в аудитории: Нет, конечно. Вот пример с Жириновским, где он интервью давал перед нападением [Соединённых Штатов Америки] на Ирак. Трезвым он бы никогда так не сказал, а тут: «Американцы, вас же тут заколбасят, Саддам Хуссейн всё сделает». Он же по-любому двадцать раз пожалел [об этих словах], когда протрезвел, но пьяный-то он позволил себя так вести.

Валерий Викторович: Но то, что сказал Жириновский, говорило абсолютное большинство экспертов. Потому что [они] оценивали что? Военную составляющую – [как стороны] будут воевать. Но ведь войны-то не было. Поэтому Жириновский тоже… А где война-то была?

Слушатель в аудитории: Это, конечно, не [совсем] правильный пример.

Валерий Викторович: [В Ираке] войны-то как таковой не состоялось.

Слушатель в аудитории: А нашим военным доверять можно?

Валерий Викторович: Нет. И практика показала… У нас была гражданская война, которую Путин прекратил на шестом приоритете, за что его тоже ненавидят. И как-то забыли, что на этой войне теперь никто не погибает, что спокойно стало. А сколько гробов по всей России-то шло? И смотрите, как бы там ни было, но шла война, а теракты различного уровня шли тоже по всей стране – страна везде захлёбывалась кровью. Сейчас теракты [тоже происходят], они кровавые, но нет такого количества погибших – страна более или менее стабилизирована в плане выживания.

Слушатель в аудитории: Я хочу сказать, что США выводят войска из Ирака. Потом Иран и Сирия договорились о свободной торговле между собой, о нефти и…

Валерий Викторович: Это всё, конечно, хорошо…

Слушатель в аудитории: Товарищ Ким Чен Ир умер.

Валерий Викторович: Печальное [событие и], между прочим, далеко не такое… Дело в том, что управление в толпо-«элитарном» обществе носит исключительно личностный характер – роль личности в толпо-«элитарном» обществе очень существенна. И соответственно этому Ким Чен Ир был вписан в определённые управленческие схемы, у него была определённая алгоритмика принятия решений, у него было определённое воздействие на межклановые отношения внутри Северной Кореи (а такие есть). Соответственно этому его сын сообразно его ЛИЧНОСТНЫМ качествам всё это будет делать на совершенно ином уровне. И совершенно нет никакой гарантии того, что Ким Чен Ир умер самостоятельно [и] ему не помогли [уйти] для того, чтобы поставить его сына и от его имени рулить страной так, как необходимо.

Что касается Ким Чен Ира. Какой бы плохой он ни был, но он не позволил втянуть Северную Корею в войну, которую ему подсовывали на протяжении длительного времени. Вспомните хотя бы потопление «северокорейской торпедой» южнокорейского [корвета «Чхонан»]. То есть вышли на совместные манёвры, решили [потопить] и потопили. А «независимая» комиссия из Соединённых Штатов, Англии, Австралии и не помню какой ещё страны решила: «Торпеда исключительно северокорейская». Пришлось вмешаться Китаю, России и другим, и тогда стало известно, [что] Северная Корея не производит торпед – она пользуется китайскими торпедами, а торпеда, которой был торпедирован фрегат, немецкого производства

А южнокорейское правительство [поступило] очень интересно, как бы подстраховалось: оно не все обломки торпеды передало этой «независимой» комиссии, а какие-то [обломки] оставило и передало Китаю и России. Когда Россия с Китаем заявили о том, что у нас вот такой результат, им сказали: «Вы всё врёте. У вас нет доказательств». Они говорят: «У нас есть обломки, фрагменты торпеды». [Те отвечают]: «Вы можете предъявить что угодно [под видом настоящих фрагментов]». А южнокорейское правительство сказало: «А вы их совместите и увидите, что это одно целое. Мы просто не всё вам передали».

Слушатель в аудитории: Южным корейцам же не выгодно, чтобы была война, – их же уничтожат.

Валерий Викторович: Правильно! Поэтому после этого, если вы помните, в Южной Корее были массовые волнения с целью свергнуть правительство. Там тоже была затеяна «оранжевая» революция (которую еле-еле подавили) – сразу же, как только не удалось развязать войну с этой торпедой. Южная Корея тоже не хочет воевать за какого-то дядю Сэма. 

А у нас здесь в Интернете сторонников воевать за интересы дяди Сэма (причём воевать внутри страны против своих же) – море. [И] деньги отрабатывать надо, и собственное понимание [у них] такое. Поэтому ещё раз говорю, участвуйте, участвуйте [в интернет-дискуссиях] – [хотя бы] один-два комментария. Особенно обратите внимание на свой региональный сайт, [на] социальные сети – везде должно быть присутствие. Выделите немножко времени, напишите один-два комментария в день. Это не займёт много времени, но это совершенно изменит информационное поле. 

Какие всё-таки события произошли на прошлой неделе?

Слушатель в аудитории: Главное – это всё-таки выступление Путина.

Валерий Викторович: Да.

Слушатель в аудитории: В Интернете проскользнуло, что следующий министр обороны у нас будет Рогозин и он будет [переводить] всю армию под стандарты НАТО. Это правильная информация или это всё [домыслы]?

Валерий Викторович: Вы знаете, я не член правительства и не сотрудник Администрации Президента, поэтому я не могу сказать, соответствует эта информация действительности или нет. Но одно могу сказать: Рогозина постоянно бужируют в связи с различными событиями общественно-политического уровня. Смотрите, ему постоянно не дают утонуть, про него постоянно напоминают, что он такой существует.

[Информация о назначении Рогозина] может быть пиар-акцией, осуществлённой по незнанию в целях шантажа определённой информацией: например, насколько готово наше общество воспринять то, что наша армия будет вооружена по стандартам НАТО. Сейчас же бужируется этот вопрос, и многие эксперты очень положительно относятся к [этому]: «А что? Мы отстали в разработках вооружения. Так надо сейчас быстренько скакнуть, взять всё ихнее и стать частью [их системы]».

Слушатель в аудитории: У нас начальник Генерального штаба так говорит.

Валерий Викторович: Нет. Он говорил по-другому. Он говорил только о том, что автомат Калашникова <запись прерывается> новое оружие, которое было бы лучше западного.

Слушатель в аудитории: Значит, пользуюсь не тем информационным модулем. 

Валерий Викторович: Да.

Всё-таки главное событие (и я с этим согласен) – это прямое общение Путина с народом. Кстати, оно происходило синхронно с заявлением Медведева о том, что «не лезьте в наши дела, мы сами без вас разберёмся». И [западные «партнёры»] стихли, сразу стихли. Потому что понимают: с наскока теперь не возьмёшь – Медведев уже не ломается, не ложится, значит, надо как-то обрабатывать.

Слушатель в аудитории: Сколько ему осталось?

Валерий Викторович: Осталось полгода. Он будет до мая месяца действующим президентом. 

Слушатель в аудитории: Ещё можно что-то успеть.

Валерий Викторович: Ещё очень много можно успеть наворотить. Поэтому здесь надо принимать такое решение: выборы в марте и следом уже без, так скажем, адаптационного периода – рокировочку. Я думаю, что, в принципе, такой вариант возможен. Но ещё нужно провести выборы, в которых бы победил Путин. Сейчас все силы брошены на то, чтобы Путин не победил. И в этом отношении политические силы объединяются. 

Хотя логика «патриотов», которая звучит, мне непонятна. Элементарно, представьте себе: два ваших врага столкнулись и дерутся – один сильный, другой слабый. Сильный враг разберётся со слабым и потом возьмётся за вас, и вы против него не выстоите, вы реально знаете, [что] вы не выстоите. Что нужно [в такой ситуации] делать? С точки зрения наших «патриотов», которая звучит в Интернете, нужно помочь сильному добить слабого. То есть [раз] сейчас Соединённые Штаты сейчас сказали «Фас!» на Путина, значит, надо сейчас Путина порвать, а потом остаться один на один с Соединёнными Штатами. И это будет счастье!

Нормальная логика подсказывает: сейчас надо оказать максимальную поддержку [Путину]. [Неважно], нравится он тебе [или] не нравится, но он сейчас в конфронтации с Соединёнными Штатами. Тебе сейчас нужно помочь Путину, обязательно помочь. Тем более, что когда ты будешь помогать Путину, у тебя [будет] возможность навязать ему патриотическую (с твоей точки зрения) программу действий. Ему нужны союзники? Нужны. Значит, свою помощь нужно обуславливать действиями во имя страны. И [Путин] пойдёт на это, чтобы выстоять в этой схватке. Пойдёт. Так зачем же добровольно отказываться от этого? Зачем помогать [Соединённым Штатам]? 

Есть китайская пословица [об] умной обезьяне, [которая] сидит и смотрит, как дерутся два льва. Помните [её], да? А у нас считают, что нужно обязательно влезть в эту схватку и помочь более сильному, а потом стать кормом для более сильного льва, когда он разделается со слабым.

Итак, Путин. Конечно, самое главное событие – это общение Путина с народом. Кто-нибудь что-нибудь отметил по этому поводу? 

Слушатель в аудитории: Конечно.

Валерий Викторович: А что Вы отметили? 

Слушатель в аудитории: Он некоторые вещи напрямую говорит в адрес Соединённых Штатов Америки. Дал понять населению, что от них, [от людей], зависит, что будет дальше с Россией. И когда ему задавали вопрос о том, что [люди] уезжают из России, [что] Россия больна, он прямо сказал, что Россия – это Родина. А Родина – это есть мать. А от больной матери не уезжают.

Валерий Викторович: Это понятно. Это мы уже [начали] рассматривать смысловую часть того, что Вы запомнили и отметили. А вот общее впечатление?

Слушатель в аудитории: Общее впечатление у меня такое, что ему специально готовили публичную порку – оппозиция [готовила].

Валерий Викторович: Она состоялась? 

Слушатель в аудитории: Я всё-таки считаю, что хоть они и задавали [провокационные] вопросы, но внешне они не были полностью удовлетворены, [не получили того], что они хотели.

Валерий Викторович: А давайте тогда я скажу, а вы со мной согласитесь или нет. Впечатление после состоявшегося эфира: с точки зрения демократов, Путин является ультра-патриотом, которого нужно срочно убирать от управления Россией. Есть?

Слушатель в аудитории: Есть.

Валерий Викторович: [А] с точки зрения патриотов, Путин является ультра-демократом, которого срочно надо убирать с управления Россией. С точки зрения обывателя, Путин просто пустопорожний болтун, который занимается чем угодно, только не управлением государством. Вот такое впечатление после этого эфира имеет право на существование?

Ответ из аудитории: В принципе, да.

Валерий Викторович: Оно объясняет многие вопросы по тому, как Путин себя вёл? Объясняет. Путин был вынужден постоянно маневрировать. И с точки зрения патриотов, которые не приемлют ничего, кроме сказочной картинки «застоя» Брежнева и такой же сказочной картинки позднего Сталина (именно позднего Сталина и именно сказочной, потому что во многом эти картинки не соответствуют), любой руководитель государства, который не может обеспечить эту сказку сразу… вот ты стал президентом, и завтра я должен жить в этой сказке, [а] если ты этого не сможешь, то ты – демократ, которого надо убрать. 

Путин постоянно говорил о проблемах…

 

Хронометраж:

0:00:13 Что такое структурное и безструктурное управление. Как это работает на практике. 

00:06:03 Информация как инструмент управления. Как искусственно создаваемое информационное поле влияет на протекающие общественно-политических процессов. Почему очень важно участвовать в интернет-дискуссиях.

00:09:55 Как «мiровое сообщество» использует информационное поле для продвижения своих интересов. Почему у Евросоюза не получилось надавить на Россию во время саммита Россия-ЕС. Почему Медведев начал работать на интересы России.

00:16:15 Если мы не хотим, чтобы чужие информационные модули разрушили страну, необходимо самим формировать правильное информационное пространство, противостоять проплаченным комментаторам в Интернете. Как удалось погасить «митинговую кампанейщину». Нужно выводить дискуссии на смысловое обсуждение.

00:22:37 Зачем выступили с митингами единороссы. Чиновничество пытается озлобить население и вызвать неприязнь к Путину, чтобы он не победил на выборах. 

00:26:59 Какие меры планируют предпринять Соединённые Штаты Америки, чтобы не допустить победы Путина на президентских выборах. Соединённые Штаты нанимают комментаторов для агитации в Интернете против Путина. Почему в информационном поле очень мало позитивной информации о деятельности Путина, почему продвигается только негатив. Как предатели раскачивают страну изнутри. 

00:39:00 Что является реальной причиной протестов и столкновений в Мангистауской области Казахстана. Почему демонстрации, происходящие в разных странах, получают разную реакцию в мiре. В политике ничего не происходит случайно, неуправляемых процессов не существует.

00:44:20 Почему Медведев вдруг стал патриотом – он беспокоится не за страну, а за свою собственную судьбу. В России существует две «элиты», у каждой из которых свои цели и видение будущего страны. Одну «элиту» (откровенно предательскую) поддерживают Соединённые Штаты, другую (более, но не совсем, патриотическую) Запад расшатывает.

00:50:18 Все страны мiра готовятся к войне. США не боятся войны, потому что надеются, что она их не затронет, а наоборот принесёт прибыль.

00:51:31 Как пристрастие представителей мировой «элиты» к наркотикам и алкоголю влияет на их деятельность. Интервью Жириновского перед вторжение американцев в Ирак.

00:54:18 Смерть Ким Чен Ира. В толпо-«элитарном» обществе роль личности очень существенна. Ким Чен Ир не позволил втянуть Северную Корею в войну. Кто и зачем потопил южнокорейский корвет «Чхонан».

00:58:41 Что значат слухи о том, что следующим министром обороны России станет Рогозин, который будет переводить армию под стандарты НАТО. 

01:00:39 Что показала «Прямая линия» Путина с народом. Почему Путин вынужден постоянно маневрировать. Почему обыватели не понимают деятельности Путина.

 

12:58 23.01.2012

Вопрос-ответ

Добровольцы

ДотуПрактик

Это Алтай

Статистика